Часть 5. Детство, опалённое войной

22 июня 1941 г. Германия вероломно напала на СССР      Война и дети… Трудно представить что-то более не совместимое. Какое сердце не обожжет память огненных лет, ставших суровым испытанием для миллионов советских ребят, которым нынче уже за семьдесят! Всюду солнечное  утро 22 июня предвещало новый радостный день летних каникул. Война разом оборвала их звонкие песни. Черной молнией пронеслась по пионерским лагерям, дачам, дворам и околицам. Затрубили тревожно горны: «Война!».
     Тяжелой ношей легли на детские плечи заботы трудового фронта. К станкам оборонных заводов встали подростки 12-14 лет. И по истине «гуливерскими» были нормы выработки на полях, где трудились мальчишки и девчонки: тысячи гектаров скошенного хлеба, тысячи связанных снопов, миллионы пудов намолоченного зерна. Пахали и ночами. Хорошо, если луна. А как заводили трактора! Надевали на рукоятку трубу, все на нее наваливались. Если в обратную сторону отдавало, все наземь валились. И смеялись и плакали.
 
18/371-378/1: лицей № 6 г. Бердска
   Фюрер
  Неужели он был ребёнком,
Пил, как все, молоко – и рос
С детским пухом на теле тонком,
В светлых капельках детских слёз?
 
  И, вместилище всякой скверны,
Пропасть зла без краёв и дна,-
Неужели сказал он первым
Слово «мама», а не «война»?
 
  Нет! Зачатый тупицей прусским
После выпивки в кабаке,
Он родился с кровавым сгустком
В жёлтом сморщенном кулачке.
 
  И, явившись из тьмы утробной
В мир сверкающий, стал кричать
Так визгливо, так адски-злобно,
Что его испугалась мать.
  Д. Кедрин   
Отсчёт я веду от памятной весны 45 года
 
В 41-м — в первый класс.
И учились, и трудились,
И в окопах хоронились.
Ждали писем от отца —
Бедам не было конца!
 
    С этими своими первыми стихами поэтесса Идея Николаевна Слесарева выступала в госпиталях перед ранеными.
— Идея Николаевна, Вы пишите стихи, пишите песни, исполняете их, какие события Вашей жизни вдохновили Вас на первые стихи?
— Война! Страх, горе и ненависть! Как это ни странно: месть! Месть врагам за поруганную, всю выжженную землю, которая долго потом не могла родить хлеб! За украденное детство! За смерть родных! За разрушенные села. Мы жили до войны в Саратовской области недалеко от узловой станции Ртищево. Село большое. Квартира наша при школе, папа работал директором школы. Когда началась война, папа с трудом «отбился» от брони и добровольцем ушёл на фронт. Служил в разведке, в артиллерии. Мама осталась с тремя детьми: мне старшей было 8 лет, сестрам 5 и 3 года.
     В 41 и 42 годах немцы наступали, нашу область оккупировать не успели, но были рядом: каждый день очень низко летали самолёты-разведчики со свастикой. Мы, дети, их рассматривали. Многие пострадали от осколков снарядов зениток при стрельбе по этим самолётам. Присмотра старших за нами не было — они круглосуточно работали: «Всё для фронта, всё для победы». Вечером, как по расписанию ровно в 8 часов начинались налёты. До сих пор в ушах стоит этот тяжёлый гул летящих самолётов и свист падающих бомб. Мы уходили в окопы, которые вырыли вместе с соседями или в погреба до сирены отбоя.
      Немцы старались усердно разбомбить железнодорожный мост через реку. Как я уже сказала, Ртищево — узловая станция, через неё на фронт перевозили оружие, боеприпасы, пополнение армии, с фронта везли раненых, эвакуировалось оборудование на восток, в Сибирь с заводов с оккупированной немцами территории. И нескончаемый поток беженцев, они шли и шли с малыми детьми, с немощными стариками! Многие не выдерживали и оставались лежать на дороге, хоронили их местные жители. Эвакуированных некуда было селить, так их было много. Мы тоже ждали объявления эвакуации и угрозы влиться в их поток.
      Однажды по радио объявили, что где-то рядом в поле высадился вражеский десант. На его «вылавливание» верхом на конях отправили подростков: безоружные мальчишки счастливые и радостные поехали на «боевое задание». Вскоре началось наступление наших войск, и страх оккупации отступил. Мы дети помогали фронту, как могли: после уборки урожая собирали колоски, пололи овощи, ездили с концертами по госпиталям: мои первые стихи я читала перед ранеными.
— О чём Ваши последние стихи?
— О любви! Люблю жизнь, своих внуков, русские просторы. Люблю петь.
— О Дне Победы есть стихи?
— И про День Победы есть, только не одно, а во многих стихах мысли и воспоминания о Победе. Они живут во мне так же, как память о матери.   От неё, от матери, я появилась на свет, и началась моя хрупкая жизнь ребёнка, которую могла оборвать война, поэтому отсчёт я веду от памятной весны 45 года.
       Стало быть, мне не за семьдесят, а всего шестьдесят пять лет. Я  – ровесница Победы!                                                      
СП «Медиа» Кировского района
 
Только бы вернулись живыми!
 
Котикова Галина Андреевна делится воспоминаниями о том, как складывалась её жизнь во время войны.
—Я родилась незадолго до начала войны с Германией, жили в деревне, в Омской области, в семье у родителей нас было 8 детей. Папа работал председателем колхоза со дня его основания. Зимой 1942 г. его взяли на фронт, вскоре и брата Василия призвали — он был лётчиком.
    С фронта приходили письма, как же мы ждали эту дорогую весточку: только бы вернулись живыми! Мы постоянно испытывали голод, не хватало хлеба, ели всё, что можно было съесть. Когда наступала весна, собирали дикий лук, крапиву. Сушили на зиму. Всё лето заготавливали ягоды, грибы, коренья, этим и питались.  Ходили босые, раздетые… Нашей многодетной семье на месяц по решению райисполкома выдавали 2 кг муки, за которой мама ходила пешком 50 км.
       Папа был ранен, лежал в госпитале, снова воевал, дошёл до Берлина рядовым солдатом, награждён многими медалями — для нас гордость. В сентябре 1945 г. папа вернулся с фронта очень худой, больной. Мы бросились его обнимать — он стонал и плакал, а как мы радовались! К нам собрались женщины, всем хотелось спросить папу: не видел ли кого из родных… многие сельчане не вернулись с фронта…
       День 9 мая 1945 года стоял очень тёплый, и такая была радость ни с чем несравнимая. Мы были полны ожидания — вот-вот вернутся наши с фронта, мы в это верили и всё выглядывали в окна больницы, где лежали больные тифом – много болели от недоедания и горя.
НГОО «Школа Роста»
Так прошли детские военные годы
 
      В 1942 отца моей бабушки Саковской (Фоминой) Валентины Ивановны Ивана Сергеевича   должны были забрать на фронт, но он  не прошел  комиссию по состоянию здоровья. В 1942 г. прадед  Иван построил школу в деревне для ребятишек. Моя бабушка  пошла  в первый класс в этой школе.
      В 1944 прадед Иван умер. Семье приходилось  очень тяжело и прабабушка Лена с трудом удавалось прокормить   семью.  Чтобы помочь  своей маме, бабушка с шести лет стала ходить на табачное поле.  Мать  сажала сразу два ряда, а ей давала один рядок. Целое лето поливали, пропалывали, обрывали соцветия табака.          
       В конце августа  вырывали табак и несли на сушилку, просушивали,  мелко резали.
Все дети в годы войны как могли, помогали матери. Прабабушка Лена пекла хлеб для колхоза и получала за это 500 грамм  хлеба в день, но этого было мало на восьмерых человек. Бабушка  с братьями и сестрами ходили летом в лес и рвали конский щавель. Дома  мать его резала и немного добавляла  кислого   щавеля, затем варила суп с одного щавеля без соли, соли и спичек купить негде.
       Баба говорит: «Хоть, сколько этого супа съешь, все равно есть хочется, но  жить дальше можно». Летом ягод было очень много, и как только  поспеет, начинали рвать. Бабушка  вспоминает : «Сначала рвешь и не ешь, хочется домой принести, а потом голод берет свое.  Начинаешь есть ягоду по одной, а потом горсточками, и так почти  ничего домой и не принесешь. А мама дома им говорит: «Вы, главное,  сами наедайтесь».
        Летом почти каждый день бегали на речку ловить рыбу. Удочек не было, поэтому делали петлю с конской гривы. И с этой петлей шли на речку. На плоту плыли на такое  место реки, где вода была чистая. Найдут такое место, увидят рыбу, затаятся и, почти не шевелясь и не дыша, опускают петлю в воду, подводят ее под жабры и потом резко затягивают. И так по одной,  по две в день ловили, в основном маленьких щучек. Но в конце  августа, когда вода уходила, уловы были больше.
        Зимой ходили на  охоту на рябчиков, зайцев ловили в петли. Так и прошли военные  годы.
        В 1961 году бабушка вышла замуж, у  бабушки двое детей,   пятеро внуков. Мы живем в соседнем селе Корнилово и каждое   воскресенье навещаем ее.
                               МОУ Корниловская СОШ Болотнинского района
Не до праздников было
 
         Чернецева (Макаревич) Екатерина Ивановна родилась 7 июля 1927 года. По национальности русская. Образования нет, проучилась немного в 1 классе, научилась писать и читать. 
         В годы войны в ее семье было 7 человек. После войны было 12 детей: 6 мальчиков и 6 девочек. В данный момент проживает она одна.
         У самой Екатерины Ивановны было 8 детей. Родилась Екатерина Ивановна в с. Покровка Чулымского района. Жили там до войны, уезжали на Украину, прожили там 3 года, узнали, что будет война. Снова переехали в Покровку, из Покровки в п. Березовка Коченевского района Отцу сказали, что будет война, вернулись в Сибирь с Украины. «Провожали на войну 6 человек за деревню Березовка», - вспоминает она.
         В момент, когда начиналась война, она была на работе, доила коров. После известия о войне все плакали, провожали своих родных на фронт.
          Екатерине Ивановне на начало войны было почти 15 лет. Замужем она, конечно же, не была. На фронт она не пошла, так как у матери было много детей, надо было ей помогать. Она была вторая по старшинству в семье. Работы было в войну много, доила коров, пасла телят. Работали сутками напролет, не успевали снимать халат.
         Питались во время войны – забивали слабый и больной скот (семью надо было чем - то кормить), собирали на полях колоски, толкли зерна в ступке, ели лебеду, крапиву, пучки, саранки и другую траву. Ходили на поля, собирали мерзлую и гнилую картошку. Вот этим и питались люди в военное время.  Жили в бараке из земли (землянка). Одевались, кто что отдаст. Сапоги давали со склада только на время работы и все, потом забирали. Мылись щелоком из печной золы. На фронт из семьи ушли пять человек: двоюродные братья, дядя, и все погибли, даже не успев повоевать: только высадились, начался обстрел, и они сразу все были убиты. С войны некого было ждать.
После войны всю жизнь так и работала дояркой.
Праздников в то время не отмечали никаких (очень редко) ни до войны, ни после войны. Не до праздников было.
          Пожелания сегодняшней молодежи: дай Бог, чтобы все было мирно. Здоровья. Пусть растут и радуются.
          На взгляд Екатерины Ивановны молодежь сейчас не хочет работать.
          У нее самой есть 4 внука (мальчики), 1 внучка, 3 правнука. Они все далеко, в их воспитании она не участвует. Но хочет видеть их добрыми, чтобы не забывали своих родных. А чтобы воспитать правильно молодежь, нужно им помогать. Дай Бог, чтобы не было ВОЙНЫ.
14/2-15/1: учащиеся 5 класса МОУ Федосихинская СОШ
имени героя Советского Союза А. Я. Анцупова
 
В блокадном Ленинграде
 
Утюпина Н. А. (вторая слева) 1946 год       Надежда Александровна Утюпина родилась 15 января 1939 года в городе Ленинграде. В 1941 году, когда началась война, ей было всего 2,5 года; то, что происходило в эти годы, Надежда Александровна помнит смутно. Но было страшно… Ее мама и папа, как могли, помогали Родине, копали окопы для солдат. За детьми (ею и двумя братьями) следила бабушка.
    Если внезапно объявляли воздушную тревогу, она быстро одевала внуков и бежала с ними в бомбоубежище. Надежда Александровна считает, что именно с помощью бабушки дети не умерли с голоду  (так как  бабушка правильно распределяла  имеющуюся мизерную часть пищи на всех поровну, рано утром уходила за хлебом, который выдавали по карточкам). Норма доходила до 125 граммов на человека в сутки.
      В 1942 году вся их семья была эвакуирована из Ленинграда в Казахстан. Эшелон шел долго, часто останавливаясь. Однажды  маленькая Надя  чуть было не потерялась. Эшелон тронулся, а девочка отстала. Тогда один из солдат спрыгнул, подхватил ее, догнал поезд и отдал ребенка маме. Эту историю Надежда Александровна помнит по сей день.
     После окончания  войны всех разыскал дедушка, который жил в Новосибирске. Фотография, представленная в статье  - первая после окончания войны. Здесь Надежда Александровна рядом с бабуНадежда Александровна в Санкт–Петербурге на фоне крейсера «Аврора»шками, мамой, дедушкой и братом Эриком  в 1946 году. В это же время Надежда поступила учиться в 1-й  класс школы № 49. Окончив эту школу, поступила в Новосибирский медицинский институт, выучилась на врача, работала в поликлинике № 11. Сегодня Надежда Александровна человек очень жизнерадостный и энергичный. У нее есть любящий муж  Утюпин Валерий Григорьевич, двое детей и четверо внуков. Несмотря на трудности, которые ей  было суждено пережить, она осталась доброй, заботливой и улыбчивой. Нам она пожелала здоровья, счастья, помнить историю своей Родины и уважительно относится к ветеранам и пожилым людям.
13/471/1:тимуровская команда 7 б класса, руководитель Филонова И. А.
МБОУ СОШ № 86 Ленинского района г. Новосибирска
                        
  Дети войны-последние свидетели
 
                                     «Хранить память, беречь память - это наш                                                              
                                     нравственный долг перед самими собой и 
                                     потомками.  Память – наше богатство»
                                                              (Д. Лихачёв)
 
                                    «Пройдет время, и все,  кто был взрослым, когда шла                       
                                    война, умрут. Останетесь только вы, теперешние дети. И  
                                    может случиться, что новые малыши забудут наше горе,
                                     нашу радость, наши слезы.   Не давайте им забыть». 
                                                                ( А. Лиханов)
 
Память о войне…
 
       Святая и глубокая память о защитниках нашего Отечества. Она и в скромной металлической пирамидке над могилой солдата, и  в солдатском треугольнике – письме, бережно хранимом родственниками, и в пожелтевшей от времени фотографии. Память о людях всегда почиталась на Руси. Война коснулась  каждой семьи и до сих пор эхом отзывается в памяти людской.
       С чего начинается Родина? А может она начинается с тех людей, которые Родину спасли, закрыли своими телами в войну, тяжелым трудом подняли страну из разрухи,  недосыпая, недоедая,  помогали фронту.
Тихо слышится мне,
Словно как позывные.
Этот голос звучит
Словно из тишины.
 
Неужели это мы?
Разве мы пожилые?
Нет, конечно, не мы,
Мы же дети войны!
 
Да, мы дети войны.
Наше трудное детство
Словно ворон крылом
Опалила война.
В годы трудные те
Мы со взрослыми вместе
Голод, холод, нужду –
Все познали сполна.
 
Мы не видели «сникерсов»,
«Марсов»  не знали,
Черный хлеб,  да и тот
Был не вволю тогда.
 
Черный хлеб, не дай бог,
Чтобы вы его знали –
В нем картошка гнилая
Да трава – лебеда.
       Маршруты нашей поисковой патриотической экспедиции пролегли по селу Корнилово. Встречи с жителями военной поры, очевидцами, их детьми, знавшими о жизни в селе, легли на страницы Книги о детях войны, которую мы намерены продолжать писать.
Детство – счастливая пора, и какое бы оно не было – холодное, босоногое – это лучшее время в жизни каждого человека. Хотелось бегать,  играть, быть беззаботными. Война перекроила все личные планы. Остались только мысли – жить и работать для фронта, для победы. На глазах изменились дети: посуровели, повзрослели.
       Школа в военное лихолетье жила не только своими делами, но и заботами колхоза. Детям не давали планы, не ставили им трудодни, с них не спрашивали выполнения нормы, но их труд был большой частичкой в трудной колхозной жизни.
        Они работали вместе с учителями на колхозном огороде, помогали  обрабатывать табак: пасынковали и обрывали цвет, чтобы растение  выросло крепким, урожай большим, а табак послать – солдатам.
        Когда подходило время сенокоса, всё лето школьники  вместе  со  взрослыми  возили  на  быках  сено.  Брали  в  руки  грабли,  вилы,  до  мозолей  гребли  сено,  помогали  складывать  в  стога.  Работали  старшие  школьники  на  граблях,  на  конных  сенокосилках,  а младшие  на  огороде  окучивали  картофель,  пололи  в  поле  пшеницу.
         За  лето  необходимо  было  заготовить  лекарственные травы  для  отправки   в  госпитали.     Другая    задача -   заготовить   для  школы   дрова   на  зиму, это, также, делали  дети. Привезут  бревна  к  школе,  сами  напилят,  чурки  раскалывают,  в  поленницу  складывают,  к  печке  натаскают. Трудно  было, но   работали  весело  и  дружно.
         Вспоминает А. М. Котова: «Я работала в войну в школе техничкой. Летом посылают меня вместе с ребятами на колхозный огород, дают мне банку мёда - угощение за работу, беру с собой.  Поработают ребята, а я им всем по ложке мёда. А сладкий ли был этот мёд?»
 Дети войны. Они хорошо помнят Великую Отечественную войну, хотя им было пять, девять, двенадцать лет. Они взрослели, неся на своих плечах и горечь поражений, и радость наших побед, и голод, холод и слезы матерей. Об этом – их рассказы.
 
Безотцовщина
 
Шелковников Иннокентий Макарович, Автор сборника «320 лет спустя»     Из воспоминаний И.М. Шелковникова: «Нам в силу малого возраста не пришлось поработать в тылу, но война нас сильно опалила своим черным крылом. Нам досталась самая тяжелая доля безотцовщины. Голод, холод, нищета, непосильный физический труд в детстве. Все это досталось нам. 

    Третье июля 1941 года, помню в этот день много пароконных подвод. Народу тьма. На одной повозке сидели мы. Отец с матерью шли рядом. Уже далеко от деревни остановились. Отец взял нас на руки, а мне сказал: «Теперь ты остался самый старший мужчина в нашей семье», (а этому старшему мужчине всего было три с половиной года). Нас дедушка Тарас понес обратно в деревню, а мать с другими женщинами поехала в Болотнинский военкомат.

Помню короткие письма от отца с фронта; в одном из них он писал, обращаясь к своей жене, то есть к нашей матери: «Все равно любимая моя, расцветет наша с тобой черёмуха».
Весной сорок четвертого года, когда расцвела черёмуха, на нашем тополе куковала кукушка, мама говорила, что это плохая примета. И действительно, в конце лета отец погиб. Мы получили похоронку.
    Это извещение - наша семейная реликвия. Никогда мне не забыть лицо своей матери: без кровинки,  полные слёз глаза, а под ними тёмные провалы. Сама голодала, но каким счастьем было и для нас, и для неё, когда она могла вложить в наши крохотные ручонки хотя бы чёрный кусочек хлеба.  Нас в семье было трое, я самый старший.
    После ожесточенных боев за Москву в конце сорок первого года было много обмороженных. Правительство решило одеть армию в теплое обмундирование. Поступил приказ: «как можно больше полушубков и валенок». У нас в деревне Корнилово организовали такое производство: оборудовали цех по выделке кожи, овчин и изготовлению валенок. Собрали коллектив, и предприятие заработало.
       Катать валенки получалось, а с выделкой – беда, потому что нужны были мужские руки. Руководил этим производством Ефим Иванович Козлов. Однажды он привозит в кошевке из районного центра человека в форме рядового Красной Армии. Боец оказался рослым, красивым, с усами. Все женщины сразу залюбовались им. Ефим Иванович представил военного: «Вот вам мастер-скорняк, Тимофей. После тяжелой контузии он лечился в городе Болотном. По окончании пребывания в госпитале было решено отправить его на долечивание домой. Дом Тимофея находится на оккупированной территории, он теперь глухонемой. Не обижайте его».
       Тимофей на следующий день начал работу: выделывал кожу, мял овчину. Но его пары рук оказалось недостаточно, он решил механизировать весь этот процесс: соорудил во дворе нечто похожее на барабан с рубчатыми вальцами. В приспособление закладывалось сразу несколько кож, две женщины длинным рычагом вращали его.
        Женщины кормили Тимофея: кто молоком, кто сметаны принесет, и он в долгу не оставался, помогал многим. Помню, как однажды  меня мать послала: «Отнеси Тимофею молочка и несколько яичек». Он все это принял, потом усадил меня за стол и налил чаю. Наколол ножом кусочки сахара и положил их в кипяток, а сам тут же открыл банку «второго фронта» (так называли тушенку из Америки, полученную по Ленд-лизу), и я впервые наелся до отвала.
        Не уразумел я тогда, что эти продукты у него были из совсем ничтожных запасов, которые он пополнял, получая довольствие по карточкам.
И так Тимофей отработал у нас три года. Помаленьку к нему возвратился слух, он стал разговорчивее. Вскоре его вызвали на перекомиссию, признали годным и отправили на фронт. Он уехал, больше я его не видел. Я часто  вспоминал его, и в голове возникала такая картина: среди мешков с шерстью стоит самодельный столик, на нем банка  тушенки  с мелко наколотым сахаром, и Тимофей открывает «второй фронт».
        В тяжелые годы военного лихолетья это была доброта, которая помогла выстоять и победить. Она поддерживала и согревала меня на протяжении всей жизни.
Уроки войны 
 
        В 1945  я поступил  в  школу, вспоминаю   себя  первоклассником  и  нашу  молоденькую  учительницу  Веру  Арсентьевну Осипенко.  Послевоенное  время, нищета: ни  учебников, ни чернил, ни тетрадей. Ничего  не было. Только  букварь один  и  учитель. Книга для  чтения  тоже  одна.  И  вот  учительница   перепишет   из  такой  книги   отрывок  на  доску  и  заставляет   нас  читать.    Тетради  она  доставала  с  чердака   школы.   Школа-то  находилась  в  поповском  доме.  Мне  досталась  тетрадь  по  закону  божьему  за  1913  год.   Свои  задания  я  писал   между  исписанных   строк. И  все  так  писали.  Я  сначала  прочитывал  всю  тетрадь, а затем начинал писать. Для меня было странным, что слова  заканчивались  твердым   знаком».
       «В 1944 году я пошел в первый класс. Сбили мне из фанеры портфель, ткани не было ни кусочка, положили тетрадку – вот и все сборы. На первом уроке прочитали свежую газету с новостями с фронта. С особенным вниманием слушали мы учительницу. Мальчишек и девчонок очень занимали дела на фронте – ведь у каждого кто-то воевал», - вспоминает Шинкарюк Михаил Самуилович, - «После занятий мы шли в поле. Тяжело было теребить лен. Целый день приходилось его выбирать слабыми ручонками, вязать снопы, ставить их в суслоны, чтобы не упали. Не легче было вытаскивать из конюшен пласты слежавшегося навоза  и отвозить на поле. В свои десять лет я понимал, что отец каждую минуту рискует жизнью, и поэтому всем, кто в тылу, надо помогать фронту, чем только можем».   Послушав очевидцев, тех, чьё детство опалила война мы поняли, что нельзя не гордиться предками, отсюда начинается гордость за страну. У всех предки разные, но только все вместе построили то, что мы называем Родиной, иначе страна развалится.                                                                                                                        
6/10/1: Елгина Анастасия, 10 класс, 15 лет, МОУ Корниловская СОШ Болотнинского района
 
Война стремительно ворвалась в детство
 
    Говорят, что человек сам делает свою судьбу. Но и многие обстоятельства влияют на то, как сложится человеческая жизнь. Великая Отечественная война стремительно ворвалась в детство многих людей,  покалечив его. Дети войны! Сколько вынесли они, испытали трудностей.
    Мы в гостях у Косачевой В.И. Радушно встретила нас хозяйка. Охотно отвечала на наши вопросы.
 
- Валентина Ивановна, где вы родились?
- Моя Родина_-  Горьковская область Высканский район пос. Проволочный.
- Кто ваши родители?
- Отец, Храмов Иван Иванович, из семьи купца, а мама, Храмова Анастасия Михайловна, из семьи рабочих.
-Помните ли вы 22 июня 1941 года?
- Да, очень хорошо помню. В этот день мама взяла меня с собой на базар в соседнюю деревню. Возвращались мы уже после обеда уставшие, но довольные поездкой. Когда мы подходили к дому, нас окликнула проходящая мимо женщина. Она сказала маме, что началась война. Мать оцепенела, выронила сумку. Я вздрогнула и испугалась реакции мамы. Я была еще маленькая и не поняла сказанного.
- Сколько вам было лет, когда началась война?
- 7 лет.
- Когда отец, братья, родные ушли на фронт?
- У отца была бронь. Он работал на заводе, у доменной печи. Братья были маленькие, старший из них с 1932 года рождения. На войну ушли четыре дяди и двоюродный брат.
- Как жили в войну, что ели, как одевались?
- Был страшный голод. Хлеб давали по карточкам. Детям 150 гр., рабочим-700гр. Земли под огород было мало. Картошки не хватало. Выручала корова. Молоко меняли на вещи, продукты. Ходили в лаптях, которые плел дед, а вещи перешивали из старой маминой и бабушкиной одежды. Бабушка выращивала на огороде сахарную свеклу. Это было любимое лакомство - паренки из свеклы. До сих пор чувствую вкус этого лакомства.
- Где работала мама в войну, что делала?
- В первый год войны работала на оборонительных сооружениях под Муромом. В небе мы видели немецкие самолеты, а эхо бомбежки было слышно и в нашем поселке. А потом растила нас, четырех детей.
- Как учились?
- В школу я пошла только в 1943 году, так как одеть было нечего. Тетради шили сами из отдельных листочков. Чернила варили из свеклы или делали из сажи. Писали перьевыми ручками. В школе было холодно. Старшие классы сами заготавливали дрова. Возили на салазках со станции бревна метровой длины, а уборщицы распиливали их и топили печку. В школьном огороде выращивали немного сахарной свеклы. А весной, когда дома заканчивались продукты. Подкармливали нас учителя вареной свеклой. Как же это было вкусно!
- Как в последние годы сложилась ваша жизнь?
- Закончилась война. В 1947 году отменили карточки. Жить стало легче. Но получить образование я так и не смогла. Закончила только торговую школу. Вышла замуж, и мы с мужем уехали на освоение целины по комсомольским путевкам. В 70-тые годы переехали в Сибирь. Работала всю жизнь, воспитывала детей. Их у меня семеро. Состарилась, но одно увлечение я сохранила с детства. Пишу стихи.
- Не могли ли Вы нам что-нибудь прочитать из своих стихотворений.
 
Творчество ветерана


И шла весна, а над чужой долиной
Зловещая стояла тишина.
Лишь журавли летели в небе клином
И с высоты окликнули меня.
Журавль зовет, а я уже не в силах
Помяты крылья, сам совсем седой.
Лети журавль и передай любимой,
Что не вернусь, наверно, я домой.
Пойми, журавль, в двадцать лет седеют
Ведь сед я стал совсем не погодам.
Я видел смерть – покуда жив,    
Я защищал  и много крови видел,
Земли родной и пяди не отдам.
Стояла снова тишина,
И воздух был прозрачно-синий, синий,
Натянут как гитарная струна.
И журавли летели в небе клином,
 И с высоты заметили меня:
« Ты ждешь солдат? И мы к тебе вернулись.
Привет от Родины на крыльях принесли».
И низко, низко надо мной спустились
 И крыльями коснулись до земли.


         Мы слушали как завороженные. А потом наступила тишина. Разговаривать никому не хотелось. Время пролетело не заметно. Мы тепло попрощались и поблагодарили Валентину Ивановну за этот рассказ.
20/156/1-20/159/5: МОУ ООШ с. Красное Чановского района
 
Никто на трудности не жаловался, а ждали конца войны
 
  На встрече Мосина Лидия Николаевна рассказала нашей патриотической экспедиции и сторию своей жизни.          
  Родилась Лидия Николаевна  3 января 1941г. в деревне Ракиты (в то время Ояшинского района), по национальности русская. Образование среднее. В настоящее время проживает одна в собственном доме. Вдова, имеет двоих детей.
  Родители в начале 40-х годов переехали на Центральную усадьбу, ныне село Светлая Поляна. Когда началась  война,  была совсем маленькой, о военных  годах знает лишь со слов своей матери.
  «Жизнь была очень трудной, работали с раннего утра до позднего вечера. Техники никакой не было,  всё приходилось делать вручную,  воду возили с речки  на быках, иногда на коровах, ведь коней всех забрали на фронт.  Дрова не заготавливали, как сейчас, а собирали валежник и носили на себе домой в любое время года из леса. Работали все с полной отдачей, зная, что от каждого  зависит приближение Победы. Всё, что выращивали на полях, сдавали государству. Денег за работу не платили, лишь  ставили палочки за трудовой день. За трудодни с нами расплачивались зерном.
            Летом было легче: лес кормил грибами, ягодами, собирали травы.  Никто на трудности не жаловался, а ждали конца войны».
            Вспоминает Лидия Николаевна своё детство и юность всегда с грустью. «Ничего мы тогда не видели ни из еды, ни из одежды. Первый раз вафли и конфеты из армии  привёз брат Володя, служивший в Москве. Вот это было счастье!
           Жили мы с мамой бедно: росли без отца,  в семье было 8 детей, я самая младшая. 
            Я до сегодняшнего дня храню швейную машинку, на которой мама шила всем нам  одежду.
           Но зато весело-то как было!  Любила я праздники, которые отмечали всей деревней. Особенно запомнилась Пасха, когда в доме украшали всё ветками из ели, а мама пекла пироги, драники, блины, варила кисель.
           Несмотря на трудное детство, всегда было желание учиться. Ездить приходилось в село Таганай, которое находилось  в 9-ти километрах от Светлой Поляны. После окончания школы пошла работать  на ферму, а через  два года мне предложили работу в бухгалтерии совхоза «Чебулинский». Общий трудовой стаж  40   лет. За свой труд награждена медалью «Ветеран труда».
           Воспитала двух детей: сына Андрея и дочь Ольгу, которые живут и работают в  родном селе. Радуюсь двум внукам.
            Хочется пожелать всем здоровья, счастья, чтобы всегда было ясное, чистое небо над головой, чтобы никогда не было войны. 
МОУ Светлополянская СОШ Болотнинского района
 
Детям войны, наравне с взрослыми, приходилось испытывать на себе  тяготы военного времени
 
Полотина Таисья Семеновна.1962 годУ каждого из нас в жизни должна быть встреча с человеком, которая невидимым светом озарит долгие-долгие годы, которая оставит  отпечаток на все твои мысли и поступки. Я благодарна судьбе, что она подарила мне такую встречу. И сегодня я хочу рассказать вам о человеке уникальной судьбы – Полотиной Таисии Семеновне. Несколько лет назад, собирая информацию о ветеранах школы № 127, а точнее для музея истории школы № 127, ныне – гимназии № 14 «Университетская», я впервые пришла в гости к Таисии Семеновне. С этих пор – она мой лучший друг, наставник и учитель. Она пережила войну, голод и лишения послевоенных лет, но сумела сохранить детский задор в глазах, оптимизм,  неземную доброту и любовь к людям. «Плохих людей не бывает, есть люди,      которых не поняли в этой жизни», - часто с улыбкой повторяет Таисия Семеновна. Она родилась 10 июля 1928 года в деревне Мальково Купинского района Новосибирской области.
      В  войну семья переехала в совхоз Лузино, Омской области. У родителей было 8 детей, поэтому с 12 лет пришлось работать.  Таисия Семеновна имеет медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».
      Детям войны, наравне с взрослыми, приходилось испытывать на себе все тяготы того времени. С 1 мая по 1 октября маленькая Тося работала и на комбайне (вилами поправляла копны), и на сенокосилке, и на волокушах (на быках тащили копну к скирде). Конечно, очень сильно пострадало здоровье, но в то время умели работать, не думая о себе. Даже дети отдавали все заработанные деньги фронту и сумели собрать на танк. И это в то время, когда в Омске можно было купить картошку, муку, сахар.
       Зимой  Тося и училась, и работала. Работать приходилось, так как дети по карточке получали 100 граммов  хлеба, а служащим полагалось 400. Поэтому зимой она была и секретарем, и школьным библиотекарем.
       Учиться приходилось в невероятно сложных условиях. Книг не было, учебников не было. Тетрадей, бумаги тоже не было. Из библиотеки ученикам выдавали старые списанные книги, на них и писали. Писали и на полях газет. Чернила делали из свеклы или из сажи. Каждому ребенку полагался в день лишь маленький кусочек хлеба. Кроме него мама давала дочери еще две картошинки, которые она съедала вместе с кожурой. Сырую картофелину разрезали на несколько частей, грели на печке (без масла) – это и был обед для подростка, который и работал, и учился.
Зимой было очень холодно. Утром вода в стакане, в ведре замерзала. Чтобы хоть как-нибудь обогреть школу, после уроков все шли на заготовку дров. Одежды тоже не было, и маленьким лесорубам после работы приходилось долго согреваться возле большой, но нежаркой печки.
Руководитель музея истории школы № 127
Дети войны
 
Бучельникова Надежда Сергеевна, 1932 года рождения, родилась и живет в селе Яркуль, муж умер, трое взрослых детей, три внучки и внук, один правнук.
   «Что такое война? Я помню очень четко, как эхо прокатилось это слово по нашему селу, по нашей семье, мне было тогда 9 лет. Это осталось в моей душе. До сих пор возникает жуткое и страшное ощущение от сознания того, что мы пережили», - начинает свой рассказ Надежда Сергеевна со слезами. «Мой отец был белобилетником, так называли всех, кто был комиссован по состоянию здоровья. Получив известие о смерти младшего брата Гаврила, весной 1943 отец ушел добровольцем на фронт. С фронта не вернулся: погиб при бомбежке недалеко от города Ленинграда.
  До сих пор вижу ужас, который застыл на лице моей матери, когда ей принесли похоронку. Она свалилась с ног и два года лежала парализованная. Мы, 5 детей, должны были все делать сами. Самой младшей было два года, а старшему было 13 лет, он пошел работать в колхоз «Красные орлы». Мы сами подняли мать на ноги. Какие лекарства мы могли купить? Денег не было. Только жалость к детям и огромная сила воли подняли ее с постели.
      Каждодневная изнуряющая работа в колхозе и дома: была и конюхом, и дояркой, но забота о нас всегда ее вдохновляла. Она всех нас любила, а мы безумно любили ее.
      В школе я училась только год, во 2 классе я была переростком да и ходить не в чем было. Одни валенки носили по очереди. Забота по дому досталась мне: корову доить, в огороде все выращивать. Только труд, домашнее хозяйство позволило нам выжить в этих условиях.
Врезался в память четко день 9 мая – День Победы.
       Я была с мамой в поле, сеяли, вдруг прискакал прямо на поле гонец из района. Он сообщил о конце войны. Люди, побросав работу, собирались на митинг к школе. Все пришли от мала до велика. Вел митинг фронтовик-учитель Лаптев П.И.  Все плакали, целовались, кричали «Ура».
        Не сразу стали жить лучше после войны, но работы никогда не боялись. Работала в колхозе и в рыбалке, от того и здоровья не стало. По состоянию здоровья на инвалидной пенсии.
        Заканчивая свой рассказ, Надежда Сергеевна обратилась к членам нашей экспедиционной группы: «Ребята! Помните, что на самой страшной войне 20 века женщине пришлось пережить многое: и быть солдатом, и без меры работать в тылу. Их жизнь – это подвиг, принесенный на алтарь Победы.
Я горжусь своей мамой. Хочу, чтобы вы все любили своих матерей и жалели их. Мира вам, здоровья, счастья»
6/24-29/1: Член ВПК «Патриот» -  Карева Таня.
Руководитель клуба Передериенко Г.А. МОУ Яркульская СОШ
Купинского района Новосибирской области
Мы с бабушкой разговорились о войне
 
         В один тёплый, дождливый день, сидя за столом на даче, мы с бабушкой разговорились о войне, о тех страшных днях, которые принесли много горя в судьбы людей. Моя бабушка сама не участвовала в военных действиях, она работала  в тылу, в колхозе, ей было тогда всего 13 лет. Всех мужчин забрали на фронт, а детям и женщинам приходилось одним трудиться на полях, стирая до кровавых мозолей руки. Было очень тяжело: вставали рано, ещё до восхода солнца, ложились поздно и никто не спрашивал ребёнок ты или взрослый, все в те годы работали наравне, и даже за не выход на работу наказывали всех строго одинаково.
         За окном уже темнелось, а бабушка продолжала свой рассказ, вспоминая свое трудное военное детство. 22 июня 1941 года был обычный день, на улице светило солнце, люди делали привычные для себя дела, кто-то работал, кто-то гулял, кто-то по дому убирался, и вдруг прозвучали страшные слова, которые для многих людей стали роковыми: «Началась война».
         «Внучка, это сейчас у вас есть все и вы даже не задумаетесь, что может такое случиться, что не станет хлеба, воды, картошки, а мы тогда молились каждый день, чтоб у нас хоть что-то осталось из еды. Мы старались вырастить как можно больше хлеба, потому что каждый, кто работал на поле, знал, что это зерно отправится на фронт и может накормить сына, мужа, дедушку, отца.
         Я знала, что моему брату Ивану тяжело на фронте, каждый день мы ждали от него весточку, чтоб хоть бы он был живой, моя мама не ложилась спасть без молитвы, она просила Бога, чтоб он помог моему брату в трудные минуты и спас его он вражеской пули».
13/440-533/1:Светлана Клюева,
СП «Медиа» центра молодёжи «Надежда» Кировского района
 
Фашистские войска занимали города и деревни
 
        В нашем Доволенском районе проживает Афанасьева  Александра Ивановна, родилась она в 1938 году. Вместе со своей семьёй жила в городе Воронеже до 1942 года, до самой его оккупации. В семье было пять человек, Саша старшая в семье (на тот момент ей было 4 года). Отец в то время работал на Воронежском авиационном заводе. Работа была очень тяжелой, и работали целыми сутками. Немецкие войска уже подходили к городу, слышались взрывы, пожилые люди и женщины рыли противотанковые рвы, дети оставались дома с кем-то из мам (приходилось выполнять работу воспитателей по очереди). Однажды  прибежали мальчишки – подростки и попросили молодых женщин помочь таскать снаряды, так как многие солдаты были уже мертвы. В то время девушки и юноши уже умели стрелять из винтовок (заставляла жизнь). Оставив детей, матери бросились помогать солдатам. Женщины, в том числе и мать Александры Ивановны, встали за пулемёты, а остальные подавали им снаряды. В то же самое время происходила погрузка Авиационного завода на самолёты и платформы поезда. Всё оборудование завода необходимо было сохранить и отправить в тыл, в город Куйбышев. Улетал и отец  Александры Ивановны.
         А за городом шла стрельба, и воевали красноармейцы и женщины.
        «Срочно эвакуировать из  города женщин, детей, стариков!» - таким был приказ. «Я  помню, как собирала нас мать, а мы-то мал-мала  меньше, мне 4 года, сестре – два, а брату 4 месяца. До сих пор перед глазами всплывает страшная картина: река Воронеж красная от крови, а по ней плывут трупы. Иногда вижу все это во сне как наяву, просыпаюсь, чувствую себя той маленькой девочкой и не могу  унять этот панический страх».
        До деревни Рябчево, в которой проживала Сашина бабушка, нужно было идти 40 километров. И вот женщины с маленькими детьми на руках пошли туда. Шли раненые бойцы, помогали женщинам переправиться через речку. Происходило это так:  на понтонные бочки укрепляли доски и туда уже помещали женщин и детей. Взрывы, крики, стоны, плач.  
        «А когда добрались до деревни, то помню выскобленный стол, и самый вкусный на свете борщ, которым накормила нас бабушка. Такого борща я не ела больше никогда».
          Совсем маленькой  девочкой была Александра Ивановна, а все помнит до сих пор, слезы, голос дрожит.
«Фашистские войска занимали города и деревни, расстреливали коммунистов, угоняли в Германию девчонок и мальчишек. Предатели пособничали гитлеровцам, выдавали семьи коммунистов. Моего родного дядю повесили на городской площади на памятнике В. И. Ленина на одном из пальцев его вытянутой руки. Вот такую виселицу сделали немцы…»
          В их деревенской избе был госпиталь, поэтому там всегда были солдаты, которые подкармливали детей. Где-то недалеко от деревни шли бои, и когда начинали стрелять, дети забирались на крышу и, разинув рты, смотрели и слушали, спорили, кто стреляет. 
Деревенские будни в то время, конечно же, не проходили на лавочках или за посиделками, взрослые все время уходили на работу в поля, собирать колоски, жать пшеницу, а маленьких детей оставляли одних в деревне под присмотром двух стариков, на тот случай, если в деревню могли ворваться немцы. Оставляли две повозки, в которых усаживали детей и увозили, в случае опасности, за 20 километров в другую деревню. Затем за детьми приходили матери и шли обратно домой.
          Саша вспоминает рассказ своей крёстной, тёти Наташи: (она была трактористкой),  однажды над их полем  завязался бой между самолетами. Они, рабочие, отогнали трактора подальше и начали наблюдать. Один самолёт был наш, советский, а другой - немецкий. Летчики подбили друг друга, а сами катапультировались. Когда самолёты полностью сгорели, а дым рассеялся, женщины  прибежали к месту катастрофы и увидели живых летчиков, но они оба были без сознания. Сначала немецкого лётчика хотели убить или закидать камнями, но потом порешили, что не будут этого делать, потому что он молодой и красивый. Кое-как дотащили женщины ребят в деревню, перевязали и выходили. Доброта и жалость всегда шли рядом с женщинами, они же понимали, что и их мужья, сыновья также воюют.
         «В 1943 году моего отца привезли домой два санитара, с голодными отёками, а еще  пуд соли и немножко спичек. И вся деревня пользовалась этими спичками, взамен угольков, приносили лучинки или палочки, так как вокруг была степь, и найти дрова было большой проблемой. Санитары, которые привезли отца, сказали, что он проживёт, максимум, месяца два, не больше. Но случилось чудо, опухоль прошла,  и отец  встал на ноги, у нас в семье появилась маленькая сестрёнка Нина».
         Сам Иван в военных действиях не участвовал, но с войны вернулся только в 1947 году. Он снова вернулся в Куйбышев, на завод, чтобы перевезти его обратно в Воронеж. По приезду в Воронеж, ему и другим специалистам было дано задание - набрать команду и лететь с нею в Австрию -  восстанавливать там авиационный завод.
         Все бы ничего: пережили войну, голод, страх, но простудилась мать, долго болела. Вроде бы поправилась, родила пятого ребенка, но война дала о себе знать: через две недели после родов, мама умерла, оставив маленького ребёнка на руках мужа и старших детей. Перед смертью она попросила Сашу, пойти учиться на медработника, чтобы помогать людям.
Саша поступила в медучилище и закончила его с красным дипломом.
12/2/1:Тур Ольга11 класс Согорнской СОШ Доволенский район
Новосибирской области, член «Клуба литературных друзей» 
 
 
Дети войны. Все они были родными для фронта.
И несмотря ни на что Дети войны верили в победу и,  как могли, приближали ее.
Родина, теряя в смертельной схватке с врагом их отцов, верила в светлое, счастливое будущее своего юного поколения.
Я считаю, несмотря на тяжелые условия, в которых жили дети: голод, холод, им приходилось вставать чуть свет,
идти помогать своим мамам, сестрам, бабушкам, дедушкам, они, дети, помогали,
что без их помощи в тылу и на войне было просто не обойтись.
Они вели себя как герои, осилили, вынесли то, что, казалось бы, и  взрослому преодолеть не всегда под силу.
И все же они пришли к своей цели: разбили вражеские силы.
В День победы 9 мая 1945 года со всеми ребятами танцевали посредине огромной толпы,
запрудившей от края до края. Снова не было вокруг тишины.
Но теперь гремел праздничный салют!
 
Елгина Анастасия, 15 лет
МОУ Корниловская средняя общеобразовательная школа,
Болотнинский район
630091, г. Новосибирск, ул.Советская, 52/2. Телефон/факс: 8 (383) 243-58-00. E-mail: ogpv@ngs.ru