Часть 7. Солдатские письма

Первое и последнее письмо с фронта   Я никогда не читаю чужих писем.
   Письма…- это что-то очень личное, чужому – не понятное, своему - бесконечно дорогое и близкое.
    В письме обнажается сама душа перед тем, кому оно адресовано.
   
    Что сейчас со мной происходит?
    Я читаю эти старые чужие письма, перечитываю, вчитываюсь по несколько раз… в тишине.
    Может моя совесть заснула? Или проснулось чуждое мне любопытство!
    Прошлой ночью за разбором этих писем я сделала открытие: это - не чужие письма, они мои, они мне и адресованы, нам адресованы, всем живущим…
    Пронзительное содержание, рвущее на части сердце: горячая вера в то, чему не суждено сбыться, надежда на то, что невозможно воплотить.
   После такого письма я как будто холодной родниковой водой умываюсь, чистой бодрящей…
   
    И понимаю: то, что не может нас уничтожить, а только ранит, делает нас сильнее… 
 
Елгина Анастасия,
15 лет МОУ Корниловская средняя общеобразовательная школа,
Болотнинский район
С войны письмо хранится…
                                                                          А я вот не был на войне –
 Пришлось потом родиться.
 Но знаю, что у нас в семье
 С войны письмо храниться.      
                           (Долматовский Е.)
      Я Шевченко Оля, мне 13 лет. У меня есть папа - Николай Викторович, есть мама - Елена Леонидовна, есть старший брат Алёша. И, как у любого ребенка, у меня есть бабушки и дедушки.
      В нашей семье всегда с почтением относятся к старшим, а семейные истории, которые передаются от поколения к поколению, хранятся в нашей памяти. Когда-нибудь эти истории и я буду рассказывать своим детям.
     Самый старший член нашей семьи - баба Наташа, Наталья Ивановна Янович. Ей уже 90 лет. Она вдова участника Великов Отечественной войны.
      Быстро уходит время от опаленной войной весны сорок пятого. Я принадлежу к семье, в которой война оставила свой след. Два моих прадеда участвовали в этих страшных событиях. Один был ранен и вернулся домой без ноги. Другой - пропал без вести, но его дочери до сих пор не теряют надежду отыскать его след, побывать на его могиле.
       Аркадий Андреевич был из семьи поляков, перебравшихся в Сибирь. Здесь он встретил свою будущую жену Радченко Наталью Ивановну. В семье Натальи было 10 детей, и все они с малолетства были приучены к труду. Работая на колхозных полях, Наталья и познакомилась с Аркадием. Сыграли свадьбу. Вскоре Аркадия Андреевича призвали на действительную воинскую службу. Наталья Ивановна отправилась с маленькой дочкой Александрой вслед за мужем в город Спасск. Два года Наталья Ивановна доила коров в ближайшем хозяйстве, а по вечерам встречалась с мужем. Аркадий получил звание сержанта. Хотели остаться в Спасске на постоянное жительство, но судьба распорядилась иначе. По окончанию службы вернулись на Родину. Обосновались на пятой ферме совхоза «Центральный». Он пас овец, она ухаживала за ягнятами. Родилась вторая дочь - Галина. Но не долгим было семейное счастье. Проводила Наталья Ивановна мужа на финскую войну. Сама воспитывала дочерей, ждала любимого. Он вернулся. В начале сорок первого родилась третья дочь - Татьяна.
       Июнь. Сенокосная пора, все мужчины в поле. Именно сюда прискакал вестовой с сообщением о войне. Война обрушилась внезапно, сломав все мечты и планы. Аркадий служил, и его с первым призывом отправляют на фронт, сразу в бой. Было ему 27 лет. Тяжелым было расставание. Поцеловал он дочерей, маленькую Таню взял на руки и заплакал. Не успел он еще ею налюбоваться, не увидит, как растет его младшая доченька. Наталья потеряла сознание, ее ели отлили водой. Будто чувствовала, что больше его не увидит.
       Наталья Ивановна осталась работать в совхозе. Все знают, как трудно приходилось женщинам в деревнях. Тяжелая работа с утра до ночи. А дома другая работа - три маленькие дочки, их нужно накормить, заштопать носочки, платьица, нужно постирать, привести в порядок огород и т.п. Успевала ткать ковры и половики. Доставалось работы и дочкам. Старшая Александра присматривала за младшими сестренками, помогала, как могла, по хозяйству. А когда подросли малыши - им тоже нашлась работа.
      А с фронта шли письма. В каждом из них Аркадий наказывал беречь дочерей. Письма не сохранились. Но самое последнее Наталья Ивановна и ее дочери помнят наизусть, так как читали его не один раз. Оно пришло в начале 1943 года: «Получил ранение,после выписки из госпиталя хожу с костылем. Если бы был рядовой, уже бы отправили домой. Сейчас едем с ребятами освобождать Сталинград. Слышим сильные бои, не знаем, останемся в живых или нет. Береги, жалей, Наташа, девчонок, они тебе сгодятся. Живи, как сможешь, как другие женщины живут. Крепись».
      А через несколько дней пришла похоронка, вернее извещение «Пропал без вести»..
      После гибели мужа Наталья Ивановна перебралась в колхоз «Баклуши». Снова работа от зари до зари. Старшие дочери пошли в школу. У них на двоих была одна пара огромных валенок и отцовский полушубок. Ходили в них по очереди. Старшая Александра проучилась всего 2 года. Некогда было учиться, нужно было помогать матери растить младших девчонок. Да и не в чем было в школу ходить.
    Наталья Ивановна живет со своей старшей дочерью. Ей уже 90 лет, но она все еще вспоминает своего Аркадия..
  Младшая - Татьяна - стремилась к учебе, к активной жизни. Она была комсомольским вожатым, вступила в партию. Во всех делах была первой. Она и сейчас такая.
   Татьяна Аркадьевна - это моя бабушка. Это она рассказывает нам, своим детям и внукам о своем отце, о матери, о трудном детстве.
    Мы все живем рядом. Часто собираемся вместе, и тогда мои бабушки вспоминают свою жизнь. А баба Наташа лишь грустно вздыхает. В память об ее Аркадии осталась лишь единственная фотография. Хотя нет, не только фотография: два внука очень похожи на него. От деда они переняли внешность, характер и увлечения. Смотрит на них баба Наташа и смахивает украдкой слезы. Вспоминает: «Живи, как сможешь, как другие женщины живут. Крепись».
12/6-9/1: Шевченко Ольга, 8 класс,
МОУ Баклушевская СОШ Доволенского района НСО
Рисунок «Долгожданное письмо»
Саковская Татьяна, 10 лет МОУ Корниловская средняя общеобразовательная школа, Болотнинский район
      Пасайдо Валентина Павловна и Пасайдо Геннадий Иванович, жители нашего села Федосиха вспоминают:   «Письма с фронта приходили редко. В основном в письмах было несколько строк: жив, здоров, все хорошо и всё в том же духе, старались поддерживать своих родных, не расстраивать».
      Валентина Павловна помнит, как мама ее плакала над письмами.
      Геннадий Иванович рассказывает, как пришла похоронка на отца. Хоронили всей деревней. А через две, три недели приехал отец, тогда его уже встречали всей деревней. К сожалению, письма тех лет у них не сохранились.
14/2-15/1: учащиеся 5 класса МОУ Федосихинская СОШ
имени героя СоветскогоСоюза А. Я. Анцупова
       
        Не обошла война стороной и семью моей бабушки Саковской  (Фомина) Валентины  Ивановны 1936 года рождения.  В семье она была восьмым ребенком. Отец Иван Сергеевич  был столяром,  делал лавки, стулья, столы по заказу, также работал в колхозе:  возил лен, помогал на полях. Мать Елена Ивановна (Золотухина)  пекла хлеб на весь колхоз.  Семье в годы войны приходилось тяжело, в хозяйстве была только одна   корова – кормилица.  Первого на  фронт забрали  старшего  брата   Сергея     в  феврале 1942 году.  До июля  сорок второго проходил   переподготовку, а затем его  отправили на фронт. Они   не доехали до назначенного места, по дороге  их атаковали немцы. Домой пришла похоронка, что Сергей погиб.
        Осенью  пришло письмо, писал друг из госпиталя  по просьбе Сергея, о том, что Сергей жив и находится в госпитале, но просто не может пока  еще писать. В это время, где находился госпиталь, были военные действия и госпиталь эвакуировали в Ростов – на - Дону
        Сергей прислал еще одно письмо в декабре, он писал: «Ждите,  скоро встретимся». В феврале 1943 пришла вторая похоронка и  письмо от друга  Сергея. Он писал, что Сергей   умер оттого, что у него в голове остался осколок после ранения,  который   не стали вытаскивать   при операции.  В госпитале летом было  жарко, и осколок окислился. Еще  друг написал о том, что  Сергея похоронили не в общей могиле, а  на кладбище в городе Ростове – на – Дону.                                    
 
       Ольга Ильинична, почтальон времён Великой Отечественной войны: «Мы жили в Краснозёрском районе… носили похоронки по домам людей, вместе с ними переживали горе, тяготы войны. Вот получишь похоронку и держишь её у себя дня три, думаешь, как найти удобный случай её вручить … Нынешнее поколение – счастливые дети, только многие этого не ценят. Желаю им слушаться и уважать родителей».
13/510/1 СП «Медиа»
Постучался однажды в его дом почтальон  и принёс
 
         С территории Усть-Луковского сельского совета Ордынского района Новосибирской области (сёла Луковка, Сушиха, Рогали) ушли на фронт 321 человек.   Погибли и пропали без вести 214 человек, вернулись только 107! Жил человек, растил детей, строил дом. И нет его. Постучался однажды в его дом почтальон  и принёс страшную весть. Семья  долго не верила, что нет больше отца, брата, мужа, сына. До дыр зачитывали, перечитывали скупые фронтовые письма, сложенные суровым военным треугольником.
    Об этих письмах и пойдёт сегодня мой рассказ.
    Все письма начинаются  примерно одинаково.
    Вот как обращается к родным Яков Алексеевич Ромадинов:
   «Письмо от известного вашего мужа, Якова Алексеевича Ромадинова. Во  первых строках моего письма - добрый день, дорогая моя жена, Софья Михайловна! Посылаю тебе горячий привет и деткам своим: Ивану, Алексею, Николаю, Степану, Володе, дочке Шурочке и маленькому Фёдору!»
     «Добрый день, многоуважаемая жена Софья! Посылаю свой уважительный поклон тебе и деткам своим – сердечным своим голубочкам!»
     «Здравствуй, многоуважаемая своему мужу, жена Софья! Посылаю свой горячий сердечный отцовский привет и желаю быть здоровыми и счастливыми!»
 
      А это начало письма Ивана Захаровича Фоминцева:
  «Добрый день! Здравствуй, Софья Захаровна! С приветом  к Вам ваш муж, Иван  Захарович! Сонечка, я шлю тебе сердечный привет и жму Вашу белую ручку».
 
   «Добрый день! Весёлый час! Здравствуйте, моя многоуважаемая жёнка Софья Захаровна! С приветом к Вам Ваш муж Иван Захарович! Шлю своим деткам сердечный привет. Своим милым деткам: Феде, Гене, Вове, Наде, Шуре.
 
      Аникеев Максим Григорьевич начинает письмо жене и брату так:
      «Письмо от известного вашего мужа Аникеева Максима Григорьевича. Добрый день или весёлая минута! Здравствуй, дорогая жена и дочка Валя! Шлю я вам свой горячий привет и желаю всего хорошего в вашей колхозной жизни!»
 
      «Здравствуй, дорогой братишка Миша! Шлёт Вам привет ваш брат Аникеев Максим Григорьевич! Я шлю тебе свой горячий привет и желаю всего хорошего в Вашей жизни!»
         Как уважительно обращаются солдаты к своим жёнам!  Многоуважаемая, дорогая, многоуважаемая своему мужу! Всем передают горячий привет. Конечно, грамоты у солдат не хватало, ведь заканчивали в ту пору в деревнях всего по несколько классов начальной школы и шли работать в колхоз. Но любовь и уважение к близким,  почитание старших прививались в крестьянских  семьях с раннего детства. Не случайно в каждом письме было великое множество поклонов родственникам, знакомым, соседям. Всем селом отмечали горе и радость, всем миром помогали  друг другу, поэтому и приветы передавались всем.
 
 Ромадинов Яков Алексеевич:   
«Дай бог вам всего хорошего! Передайте привет брату  Афоне, Варваре и Аграфене. И также передайте привет куму  Егору, сестре Дарье».
 
Фоминцев  Иван Захарович:
«Соня, передай привет моей родительнице Ирине Петровне, тётке Прасковье, куму Дмитрию и всем моим сёстрам. Соня, передавай от меня привет всем родным и знакомым!» Сонечка, передавай привет  Суворову Павлу, его жёнке,  Ватлину  Фёдору и его жёнке, тётке Прасковье»
 
 Аникеев Максим Григорьевич:
«Дуся, передавай привет всем родным и близким. Брату Михаилу, куму с кумой, сватам!»
 
         О себе солдаты рассказывали мало! Да и что можно было рассказать о солдатской жизни. Многие строки в письмах жирно зачёркнуты военной цензурой.  Все солдатские письма прочитывались, цензоры  строго следили  за тем, чтобы солдат не написал лишнего!
 
 Ромадинов Яков Алексеевич:   
«Я пока нахожусь в городе Бийске, адрес писать нельзя, нас перегоняют туда- сюда. Обмундирование получили старое, нас обучают. Питание очень хорошее, хлеба дают 750 граммов, но это ненадолго. Живы будем – увидимся! Мне охота узнать, как вы живёте, мои сердечки? Софья Михайловна, как можно, корми детей, не обижай! Я бы их теперь никогда не обижал! Доченька Шурочка, не слышу я твоего голоса. И на сыночка маленького Феденьку я бы поглядел одним глазком!»
 
  Фоминцев Иван Захарович:
«Соня, я потерял своих дружков. Климов Тимофей ранен в ногу, Меньшиков Григорий неизвестно где.  Никита  ранен,  Ордынский Колесников  ранен,  Гладких  ранен,   Плотников живой.  С ним мы вместе.
Сонечка, милая моя, я никак не могу забыть милых детушек. Я карточки ваши получил, и был очень рад. Я очень доволен. Хоть и погибну, но вместе с вами. Я теперь целую вас на фотокарточке каждое утро. Гляжу на вас, как будто бы с вами поговорил!»
«Ну, Сонечка, я опять иду на передовую. На поле боя буду громить захватчиков. Узнал я, каковы у вас трудности, что у вас плохой урожай. Ну, ничего. Всё преодолеем!»
 
  Аникеев Максим Григорьевич:
«Я уже два месяца как ранен. 22 июля ранен, а ещё не поджило. Ранен в руку, до сих пор болит в суставе, работать теперь не будет. Но это всё ничего, лишь бы остался  живой. Чем занимаетесь вы, что делаете в колхозе? Сейчас, наверное, уже убирают хлеб? Мужиков у вас никого уже не осталось, а если и остались, то одни калеки, работать некому. Кабы были крылышки, были бы платочки, я слетал бы в гости к вам на четыреночки»!
 
     Да, именно о своих малых детях, оставленных далеко-далеко, болит душа. В этих письмах – большая любовь, боль, страдание: чем их кормить, кто с ними водится, ведь, один мал - мала меньше, а жёны от зари до зари на колхозной работе.
     Нет времени у солдата писать письма большие, порой нет бумаги, карандаш «химический» один на всех. Послюнил кончик – пишет как ручка, не слюнить – опять карандаш. Но в каждом письме – уважение, любовь, грусть, невыносимая тоска по любимым  женщинам, своим  вторым половинкам.  Поэтому и обращаются к ним  самыми нежными и ласковыми словами, какие только знают.  Аникеев Максим Григорьевич даже перефразировал жене стихотворение А. Т.Твардовского «Жди меня»! Его написал Дусе его друг, сам не мог, так как был тяжело ранен. Вот это письмо!
 
     «Дуся, жди меня и я вернусь. Только очень жди. Жди, когда снега, ветра метут.  Жди тогда, когда других не ждут. Дуся! Жди, когда из дальних мест писем не придёт. Дуся! Жди, когда уж надоест, тем, кто вместе ждёт.  Дуся! Пусть поверит мать и дочь в то, что нет меня. Пусть друзья устанут ждать. Да.  И сядут у костра. Но ты, Дуся, жди меня, и я вернусь всем смертям назло. Тот, кто не будет ждать, скажет – повезло. И им будет не понять, как среди огня, ожиданием своим ты спасла меня! Просто ты умела ждать как никто  другой!»
 
     Эти письма читали всей деревней. Зачитывали до дыр. Берегли как «зеницу ока». И до сих пор не расстаются дети погибших (а все наши герои погибли) с этими письмами. Это единственное, что у них осталось от отцов. В каждом из них наказ:
      «Не горюйте.  Не голодуйте.  Будьте сыты. Приду, ещё поживём! Учитесь, милые детушки!»
 
Заканчиваются все письма тоже одинаково.
Ромадинов Яков Алексеевич:
«Пока! До свидания! Скучаю, люблю! Передавайте привет брату Афанасию и Варваре».
 
Фоминцев Иван Захарович:
«Соня, передавай привет всем родным и знакомым! Писать пока нечего. Целую вас всех 1000 раз, ещё бы раз, да жалко нету  вас!»
 
Аникеев Максим Григорьевич:
«Прижимаю вас к сердцу, целую вас,  дорогой мой брат! Передавай привет всем родным и близким. Писал 25 августа вечером.  Писать больше не могу. Пока остаюсь  жив, а больше не знаю!
 
       Вот они, скупые солдатские письма. Эти слова обращены в будущее! Это наша святая память! Ради этого стоит жить, творить, делать добро и быть терпимыми ко всем тяготам жизни! Хотя бы ради тех, кто погиб за нас на той страшной войне!
Фоминцев Иван Захарович 1913 – 1943 (пропал без вести) Ромадинов Яков Алексеевич 1905 – 1943 (погиб под Смоленском) Аникеев Максим Григорьевич (погиб в 1942 году)
 17/3/1:Клуб «ПОИСК», руководитель: Копылова Елена Валентиновна,
МБОУ Усть-Луковская СОШ Ордынского района Новосибирской области
 
Ведь пропал без вести, не значит - убит
 
  Саковская (Процук) Аксинья Ивановна участникам патриотической экспедиции поведала:  «С утра до поздней ночи работала: ухаживала за жеребятами на конеферме, косила сено, работала на трудодни, на которые выдавали очень редко зерно, которое мололи на  ручной круподерке, из нее варили жидкую похлебку. Но очень хотелось детям  хлеба, они постоянно просили: «Дай, мама, кусочек  хлеба».  Уж лучше взять винтовку и воевать, так бы  было  легче, чем смотреть в голодные глаза детей. Из последней юбки сошьёшь им какую-нибудь одежонку, чтобы обогреть их. Последнюю дробленую картошку, последний кусочек хлеба отдавала детям. Весной ходили по полю и собирали колоски, мороженую картошку. Из мороженого картофеля,  делали  драники, их еще называли  «тошнотики», вкус которых,  до сих, помнится. Держала корову, кур».
   Отсалютовала победа, вернулись в село Корнилово  солдаты с фронта. Ждала своего мужа Аксинья Ивановна. Она просто не могла поверить в то, что его нет. Надеялась на чудо, ведь пропал без вести, не значит - убит. Она до сих пор хранит это первое и последнее письмо от Петра Романовича:  «Добрый день или добрый вечер дорогая жинка  Ксения, сынок Ганя, дочка Галя. Шлю вам свой горячий привет и желаю вам всего хорошего в вашей жизни.
   Во – первых строках своего письма сообщаю вам, что я нахожусь….километров 48, скоро будем  продвигаться к передовой, дней через пять сообщу вам, Ксеня, свой адрес: ПТ С. 21-44 в часть 2/2. Как получишь моё письмо, так быстро пиши ответ, буду ждать. Пока, писать больше нечего, остаюсь жив, здоров, того и вам желаю. Целую вас несчетно раз, ждите с победой домой. Передай привет папаше, мамаше с детками, Нюре, Марии с детьми, Виктору и всем родным и близким.  До свидания, до свидания не забудь мои страдания, целую деток». 
 
23/14-18/1
Из воспоминаний Клавдии Егоровны Фёдоровой (Толмачёвой)
 
Клавдия Егоровна. 2009 год    Родилась в 1931 году.
«…Когда началась война, я закончила четыре класса, а потом уже больше в школу не ходила. Всю войну работала – куда пошлют. 
   Моего отца, Георгия Ивановича Толмачёва, призвали на фронт в 1942 году. Воевал танкистом. Сохранились его письма с фронта.
Некоторые на специальных типографских бланках «для писем». Вот в этом письме пишет, что подбил немецкий танк  и его обещают представить к правительственной награде.
В каждом письме отец писал, чтоб мы его ждали.
       Но в 1943 году мы получили письмо от командира, где он писал, что наш отец погиб. И стала наша семья: мама и пятеро детей. Когда мне было 19 лет, вышла замуж за фронтовика Фёдорова Николая Степановича. Он воевал на 1 Украинском фронте. Вернулся инвалидом.  Был награждён медалями «За отвагу», «За Победу над Японией»
 
        Мой дедушка Тарас рассказывает мне: «Помню письма от отца с фронта: «Разлилась Волга широко, я от вас теперь далеко». – По таким фразам мы догадывались о его местонахождении. Или другое письмо: «Пишу на лопате ночью, а светло как днем. Ракеты не перестают вспыхивать в небе. Недавно было интересное ранение. Пуля сняла кожу со лба».
        Дальше он обращался к своей жене, то есть к нашей матери: «Все равно любимая моя, расцветёт наша с тобой черёмуха».
        Весной сорок четвертого года на нашем тополе куковала кукушка, мама говорила, что это плохая примета. И действительно, в конце лета отец погиб. Мы получили похоронку. Вот это письмо из сорок четвертого года: «27 августа 1944 года.
         Уважаемая Антонина Тарасовна, мне очень тяжело  писать вам это письмо, но я должен известить Вас, что вчера Ваш муж, Макар Федорович Шелковников, безвременно погиб смертью храбрых на поле боя. Крупный осколок попал ему в поясницу, и он скончался за несколько минут. Похоронили его с воинскими почестями в деревне Емелите Старее на территории Польши. Мы все, его боевые друзья, глубоко соболезнуем об этой тяжёлой утрате. Если мы сможем Вам чем-нибудь помочь, то пишите по адресу: полевая почта 34465-8, что будет в наших силах, то обязательно поможем. С уважением к Вам  начальник политотдела артдивизиона гвардии майор Зусманович». 
23/14-18/1:10 класса Елгина Анастасия, 15 лет, МОУ
Корниловская СОШ, Болотнинский район
 
Самое страшное похоронки – голубые листочки бумаги.
 
   Всем селом читали письма с фронта, радовались, значит жив. А если приходила похоронка, все были рядом, ведь горе переносится легче вместе.  Уже  в начале войны приходили первые похоронки на Домрачева Петра Романовича, на Шакиных. 
   « Тяжело вспоминать о том времени, - рассказывает Ёлгин Корней Ильич, работавший почтальоном в годы войны, - почту привозил на велосипеде из Большеречки.  Самое страшное похоронки – голубые листочки бумаги. Каково сообщить женщине,  у которой 5-7 детей,  что у них больше нет кормильца.  А  похоронки приходили все чаще и чаще».
    Из 183 участников Великой Отечественной войны, призванных с территории Корниловского сельсовета вернулось 84. В судьбах людей - судьба района, судьба России.
23/14-18/1 Ёлгин Корней Ильич, работал почтальоном в годы войны
 
Письма на фронт из XXI века
 
       Уходит постепенно в призрачную область забвения уникальный по эмоциональной насыщенности и предельной человеческой искренности традиционный эпистолярный жанр. Уступая позиции величайшему достижению нашей цивилизации «всемирной паутине» internetпо другим критериям, он, бесспорно, лидирует в плане особой эмоциональной тональности, открытости душевных переживаний. По этой причине письма молодых современников представляют редкую ценность, вызывая оправданный интерес. Письма на фронт из XXIвека – письма в суровое военное прошлое…
        Что другое может позволить почувствовать неразрывную связь поколений, дать возможность «перелистать» страницы прошлого своей семьи. Оригинальность ряда работ определяется, подчеркивается выбором адресата: письмо пишут не просто  члену семьи,  воевавшему на фронтах Великой Отечественной, а  порой незнакомым людям, с которыми можно вступить в мысленный диалог.  Пытливому уму наблюдательного читателя не составляет труда обратить внимание на стремление авторов писем попытаться связать воедино трагедию войны 1941-45 годов с драматическими событиями нашего времени, представить и чётко заявить о собственной позиции по животрепещущим вопросам современности.                                        
 
 16/278/1
Письмо фронтовику!
        Здравствуй, солдат!
        Привет тебе из XXI века. Мы, твои потомки, обращаемся к тебе с благодарностью за Великую Победу, которую ты и тысячи других солдат подарили нашему народу! Спасибо за мирное небо над головой, за возможность жить, любить, дружить, учиться!
        Меня зовут Саша Савчиц. Я родилась 24.01.2000 года. Мои прадедушки, Перехода Иван Сидорович, Савчиц Николай Григорьевич и Меркулов Иван Федорович, тоже были на фронте, они вернулись с войны и строили мирную жизнь. О них мне рассказали мои родители и бабушки.
        Я учусь в 3В классе гимназии №13 поселка Краснообска. По фильмам и рассказам я знаю, что солдаты в минуты отдыха шутили, вспоминали родных, пели песни, курили у костра.
        Пусть тебя согреют и порадуют эти рукавицы и кисет. Мы шили их с мамой, а вышивала я сама.
        Спасибо тебе, солдат!!!
Савчин Александра, 3 «В», 9 лет  16/278/1
 
 
Письмо на фронт юноше, шагнувшему из наших дней в Вечность…
 
        Привет, Серега! Ты так и стоишь у меня перед глазами. Стриженая голова, внимательные серые глаза…  Как будто пытаешься  вспомнить что-то очень важное, собираясь в долгий путь.  Я закрываю глаза и вижу тебя уже другого: радостного, счастливого, барахтающегося  вместе со мной в речке.       Сотни брызг накрывают нас с головой, и мы выныриваем из серебряной воды, подставляя лицо теплым лучам солнца. Этот сверкающий день всегда возникает у меня в памяти. Стоит только вспомнить о тебе.
Я все думаю: как не побоялся уйти на фронт совсем мальчишкой, как пересилил страх первого боя? Как часто в детстве, сидя на чердаке бабушкиного деревенского дома, мы мечтали с тобой о подвигах, сражались деревянными саблями и даже не могли представить, что настоящая Война будет проверять на прочность силу характера.
        Ты ушел на Войну, а я не могу представить твои военные будни, не могу понять, как можно пережить смерть близких людей. Мне кажется, что потеря близкого человека делает другого равнодушным ко всему. Хочется забиться в угол, ничего не слышать и не видеть. У тебя, наверное, это не так. Горе ожесточает сердце, рождает ненависть к врагу. И в едином порыве все жизни равны, и никто не стремится укрыться за спину другого…
        В нашем мире нет фронтов, нет великих сражений и битв. Но мне кажется,   ложь и трусость чувствуют себя спокойно в  наши 2010-е годы. Люди не хотят отвечать за свои поступки, каждый стремится лишь к собственному благополучию. Мир превращается в темное пятно, которое из космоса никто не заметит. Казалось бы, живем в мире. Каждый день просыпаемся, идем в школу и на работу. И вдруг видим по телевизору, как в дыму взрывов плачут дети, лежат раненые и убитые. Как будто смотришь кадры военной кинохроники, и не верится даже, что это происходит буквально сегодня. А потом идешь вечером играть с друзьями и не понимаешь, как это сопоставить: в одно мгновение жизни одни дети радуются, а другие страдают? Вспоминаешь статью о недавнем запуске андронного коллайдера, над которым работали ученые многих стран, и понимаешь, что это прорыв в Будущее… Смотришь кадры о страданиях осетинского народа и понимаешь, что это прорыв в Прошлое… «Порвалась связь времен…», как у Шекспира.
       Мы должны выстоять сегодня, Серега!
       Ты, что смог, сделал на той войне. А мы должны показать всему миру, что мы знаем, что такое мир без войн, вспомнить вас и дружной стеной оградить от Злобы людской. Русский человек всегда был сильным, поэтому ему так просто помогать слабым. Наш президент Дмитрий Медведев – тихий, интеллигентный человек, но, когда нужно было принять решение о вводе Российских войск в Осетию, чтобы помочь людям, он отдал распоряжение. Такой  поступок не понравился многим главам государств, но президент великой страны не мог поступить иначе. Мы по-прежнему сильны, мы не подведем тебя, Сергей.
       Знаешь, этот мир не так уж и плох, наверное. Просто ему не хватает того летнего дня, когда мы барахтались с тобой в чистой речке и сотни брызг переливались на солнце! Того летнего дня, когда все были  так счастливы!
Максим  16/269/1

         Здравствуйте, Александр! Вот такое имя я подобрал для смелого юноши, воюющего на фронтах Великой Отечественной. Мне кажется, так и вижу, пороховой дым, слышу гул орудий. И возникает твое лицо сквозь военные будни, лицо молодого человека с усталым взглядом, сединой на висках. Одному Богу известно, сколько тобой пережито, сколько боли человеческой пришлось повидать!

        Не понимаю, как можно сохранить мужество, не испугаться и не струсить. Мне кажется, что людям пожилого возраста быть смелыми легче, так как характер уже закалился, опыт жизненный есть,  позади ошибки. А вот как молодым удается на войне быть сильными! Ведь жизнь у человека одна, и нет ничего ценнее у него. Особенно это остро чувствуется, наверное, в юные годы и расставаться с жизнью тяжело. Одно дело, когда шальная пуля закончит твой жизненный путь, другое дело, когда человек сам идет навстречу своей смерти. Мне кажется, это труднее всего сделать, сделать выбор: остаться в жизни трусом и  подлецом  или умереть героем?

        Удивительно и то, Александр, что в наше время тоже есть место подвигу. Знаешь, Александр, об этом даже думать сложно, а не то, что действовать. Хотя, наверное, чтобы совершить подвиг, в любое время нужно уметь осмыслить происходящее, нужно понимать себя. Поэтому пока я буду хотя бы пытаться разобраться, что происходит со мной, с моими друзьями, с Планетой. Может, мне это поможет остаться человеком. Правда,  Александр?

С уважением Алексей 16/270/1

Письмо на фронт незнакомой девушке, чья фотография мелькнула на телевизионном экране…
 
         Здравствуй, Дарья. Мне почему-то захотелось назвать тебя этим старинным русским именем, в звучании которого уже слышится внутренняя сила. Я увидела на экране твою фотографию далеких военных лет, которая заставила меня остановиться. Совсем юное лицо, а глаза… Глаза буквально пронзили своей глубиной и затаенной внутренней болью. И мне захотелось закричать: «Стоп, кадр! Остановись, мгновенье!» Мне показалось, что мы были знакомы в каких-то далеких, несуществующих жизнях, и мне так нужно было сказать…
        Здравствуй, Дарья! Пишу тебе из XXI века. Нам сейчас очень трудно понять, какую душевную боль вы испытали, видя, как погибали  родные, близкие, друзья. На ваших глазах рушился мир, исчезали города и села, но вы верили, что победите. Вы ушли из жизни юными, смелыми, решительными, так и не узнав, что в 1945 году мы одержали победу над фашизмом. Я сказала «мы», не задумываясь, понимая, что «мы» - это мои дедушка и бабушка, это тысячи незнакомых мне людей, к которым я имею отношение. Ради меня старались одержать победу, ради тех, кто родится после войны. Если бы вы, не вернувшиеся с той войны, знали, насколько изменилась жизнь, сколько открытий научных свершилось, сколько новых изобретений появилось! И все это тянется невидимой ниточкой к вам,  давшим нам право жить.
Иногда я думаю: а смогла бы я или мои друзья пережить столько горя и боли, пожертвовать своей жизнью ради жизни другого? Нет у меня ответа на этот вопрос. Наверное, нельзя судить человека раньше времени. Возможно, вся его сила, весь характер раскроется в экстремальной ситуации, когда сама жизнь потребует дать ответ.
         Мы сейчас живем в мирное время. Хотя вряд ли это можно назвать таковым. И когда видишь по телевизору, как бомбят Южную Осетию, как уничтожают террориcты мирных жителей, становится страшно. Не только за свою жизнь, но и за Планету Земля, которая может исчезнуть навсегда. Не понимаю, откуда столько злости и ненависти у людей, живущих в довольстве и покое! И становится больно за тех, которые в далеких сороковых каждую часть Земли поливали собственной кровью, потому что хотели, очень хотели спасти…нас, сегодняшних.
         Здравствуй, Дарья? Как жаль, что ответить ты мне не сможешь…
Ощепкова Ольга, 13 лет. 16/272/1
 
Письмо моей прабабушке,  которую я никогда не видела,  прабабушке,  не вернувшейся с войны…
 
         Моя прабабушка… Слово само какое-то древнее, кажется, трудно сопоставимое с современной жизнью. Мне легче было бы назвать тебя бабушкой моей мамы. Эвдокией Тихоновной называли тебя в нашей семье. Хотя какая Евдокия Тихоновна, когда ты осталась на той войне в возрасте 24 лет!
        Евдокия, Дунечка…
        На меня глядят с портрета веселые глаза молодой девушки довоенной поры, вижу гладко зачесанные волосы и высокий лоб. И трудно представить, что где-то в далекой деревеньке оборвалась твоя жизнь. Тебе не удалось поносить военный формы, поучаствовать в сражениях и совершить подвиг. Всего несколько строк о твоей смерти слышала я от мамы. Но мне кажется, сквозь время, сквозь годы я отчетливо вижу последние часы твоей жизни.
       …Было обыкновенное летнее утро. Тихое, безоблачное. Вдруг появился странный звук. Первыми услышали его собаки. Подняли лай, разбудили людей. Что это? Танки? Вряд ли. Им не добраться до села по сплошным осинникам и болотам. Может, автомобили?
Догадка вскоре подтвердилась. В первую от леса хату влетел пастушок и, едва переводя дыхание, выпалил:
- Фашисты. Близко. На двух машинах. Одна какая-то странная, вроде автолавки.
Тревожная новость с быстротой молнии разнеслась по селу. Почему с автолавкой? Торговать? На гитлеровцев это не похоже. Грабить – вот их дело.
       Да, пастушок  оказался прав. У сельсовета действительно остановилась автолавка. Выложив товар, фашисты велели людям собираться.       
      Это, мол, германское командование, узнав, что местное население нуждается в товарах, прислало им подарки. За информацию о партизанах выдавали подарки.    …Но никто не двинулся с места.
       Утром вы увидели, что село окружено. Плач, крики и автоматные очереди слились воедино. Фашисты спешили. Хватали всех подряд - стариков, детей, заталкивали в сараи и поджигали. Охваченные пламенем, люди выскакивали из огня, метались и падали, сраженные автоматными очередями.  
       Ты очнулась в дыму. Горел сухой потолок, дымились деревянные стены. Собрав последние силы, ты поползла. Но не смогла, наверное, сделать этих несколько шагов, чтобы остаться в живых.
       Я отчетливо вижу этот час, когда над лесом взошло солнце. Голая, выгоревшая, почерневшая от дыма земля. Не было кому плакать. Стояла та тишина, страшней которой ничего нет.
       Ты осталась навечно в том страшном дне, Евдокия Тихоновна. Моя прабабушка, не прошедшая на послевоенных парадах с медалями на груди, не увидевшая своих внуков и правнуков.
        Ты погибла вместе со всеми тихой, незаметной смертью, совершив обычный человеческий поступок.
        Просто не предала. Просто спасла жизнь другим людям. Моя прабабушка, милая Дунечка, с портрета довоенной поры.
                                                Помнящая тебя  всегда Анастасия  16/273/1
         
  В годы Великой Отечественной войны погиб мой прадедушка, но я о нем очень мало знаю. А так хотелось бы не только узнать, но кое-что  ему рассказать…    …Представьте, что он на фронте, а я из дня сегодняшнего пишу ему письмо…
 
Письмо фронтовику
 
           Здравствуй, дорогой Дедушка. Я хочу тебе сказать из будущего: «Спасибо»!.. Благодаря тебе мы сейчас живем в мире. Мы не страдаем от холода и голода. Каждый год страна празднует 9 мая. Празднует Вашу Победу. Вы победили ради будущего, ради России, ради нас. Мы люди, живущие в будущем, очень вам благодарны за нашу жизнь, мы все ценим вас. Ценим вас всех вместе  и каждого по отдельности. Вы – наша история, которой гордимся мы, и которой будут гордиться наши потомки.
           Но есть и те, кто не чувствует той благодарности. К сожалению, у нас в будущем, живут такие люди как скинхеды, нацисты и фашисты… Все эти люди не чувствуют то, чем вам пришлось пожертвовать ради той жизни, которая сейчас есть у нас. Одни используют символику немецкой армии, проявляют национализм по отношению к другим людям. Их уже не удивляет, когда они видят на доме фашистскую свастику.
          Другие, наверное, возомнили себя Богами…; они считают, что имеют право забирать у людей жизни…
          Террористы захватывают школы и отнимают жизни не только у взрослых, но и детей. Они, забирая человеческую жизнь, оставляют родных погибших людей в горе…
          Пять лет  назад нас потрясла история захвата террористами школы Беслана. Трое суток делалась попытка спасти ВСЕХ заложников.  Но 334 ЖИЗНИ были уничтожены террористами.
          Знаешь, Дедушка, это нас так потрясло, что в классе зародилась традиция  - мы 1 сентября,  каждый учебный год, начинаем с минуты молчания в память погибших детей Беслана.
          Вы сражались за мирное небо над нашими головами, а в наше время совершаются такие страшные злодеяния. Мы живем в мире?! Может быть, это иллюзия мира. Президенты стран встречаются, дружелюбно пожимают друг другу руки, фотографируются, улыбаются… 
          А за спиной -  некоторые пытаются поделить мир.
  8 августа 2008 года, в день открытия Олимпиады в Пекине, в день, который открывает период, когда должны «замолчать» все орудия, когда должны прекратиться все войны… вероломно, как Гитлеровская Германия, Грузия напала на Южную Осетию…
Увидев первые выпуски новостей, мы не поверили, разве это может произойти в наше время? ВОЙНА? Это даже не война, а настоящий геноцид, геноцид осетинского народа. Там, в Цхинвале,  бомбили,  отстреливали мирных жителей, засыпали в подвалах, сжигали в сараях, давили танками и устраивали засады беженцам.
         Наверное, Саакашвили возомнил себя Гитлером.  Посылаю тебе, дедушка, фотокарточки  о «злодее нашего времени».
         Знаешь, Дедушка, и в наше время живут такие Гитлеры, из-за которых  гибнут тысячи мирных людей – старики, женщины, дети…
         Этот факт  потряс каждую семью в России.
         И я с возмущением осуждаю военную агрессию грузинских вооруженных формирований и президента  Саакашвили по отношению к осетинскому народу.
Мне бы очень хотелось, чтобы осудили президента, грузинское правительство за убийство мирных граждан Республики Южная Осетия.
Ведь вы победили!!! А наша задача – сегодня этот мир сохранить!
 
Всегда помнящая тебя твоя внучка Кира! 16/275/1
 
           И даже самый сильный лекарь, время, не в силах сделать что-нибудь, чтобы залечить раны войны. Хочется сказать, большинство ошибок, приводящих к чудовищным последствиям, совершалось из-за незнания, в том числе и истории. Давайте сегодня делать всё, чтобы не было войны, чтобы завтра мы могли быть спокойны не только за себя, но и за наших детей!
           Об этом моё стихотворение:
 «Чужого горя не бывает»
Если у кого-то случилась беда
Не оставь его одного никогда!
Ты лучше ему помоги,
Всякое ведь у тебя впереди!
И если к тебе постучится беда
Кто-то найдётся, поможет всегда.
Пусть твёрдо каждый знает:
Чужого горя не бывает!    
 
          В истории нашего государства, да и каждой семьи, особый след оставила Великая Отечественная война. И в истории моей семьи это событие так же нашло свое отражение, очень значимое для меня отражение.
Когда началась Великая Отечественная война, фашисты оккупировали территорию Украины. Молодых украинских парней, среди которых был и мой прадедушка Ваня, они схватили и повезли, под конвоем, в Германию для работы на заводах.
Но мой будущий прадед твердо решил, что Родину он не покинет, не будет работать на врагов!
            Каким-то чудом ему удалось сбежать в одной из остановок и укрыться в лесу.
Когда немецкие машины уехали, мой прадедушка вышел из леса и добрался до ближайшей деревни, постучал в первую попавшуюся дверь, и … ему открыла моя в будущем прабабушка.
          Пускай непосредственного участия в войне мои родственники не принимали, но зато они трудились на производстве и, как могли, приближали Великую Победу советского народа в Великой Отечественной войне.
 
                                                                   Недогарок Анастасия 16/276/1
Каково было всем тем, кто воевал. Это, я думаю, любому страшно, и я решила поддержать, написать письмо.
 
Письмо фронтовику
 
          Дорогая бабуля! Как дела? Где потерялась, почему так давно не писала? Ты сейчас в какой стране? Тебе привет от твоих сестер: Олимпиады и Антонины. Тетю Тоню я навещала вчера, она уже хорошо себя чувствует, даже гулять сама ходит. А Олимпиада еще не очень, но вставать и ходить потихоньку может. Сегодня навещу ее. Они очень по тебе скучают и ждут.
У меня хорошая новость: у Сережи выпал еще один зуб и шатается новый, теперь он похож на деда. Он специально не выбросил его, хочет дождаться весны, и закопать его в землю. Надеется, что из него вырастет дерево, плоды которого будут дарить мир. Если человек съест такой плод, он навсегда останется добрым. Наверное, всем бы хотелось иметь такое дерево.
         А я снова езжу в академию, уже пятый курс. Помнишь, я рассказывала про экзамен? Мне продлили студенческий билет и зачетную книжку. Недавно у нас была встреча с вожатыми. Это было очень весело. В школе тоже все хорошо, физику подтягиваю. Хотя она только началась, снова хочется каникул, потому что сейчас большие нагрузки. Сейчас я решила серьезно заняться английским языком, хожу на доп. курсы. Наша учительница очень похожа на тебя, такая же добрая. Как ты и просила, каждый день я за вас молюсь, не забываю. И Библию  начала читать, мне очень нравится. Я очень по вас скучаю. Каждый день – придешь домой после школы, а перед тобой пустая квартира: мама с папой на работе, Серж в саду. Иногда нечем заняться. С вами бы было веселее, можно поболтать, если чего-то не знаешь – спросить. С друзьями я, конечно, общаюсь, и довольно часто, но они никогда не заменят мне вас. Вы у меня самые лучшие! У кого, кроме как вас можно получить самый ценный совет?
       А как дела у тебя? Как дедушка? Он еще с тобой, или ему дали другое задание? С тех пор, как его повысили, мы дома только об этом и говорим. Сейчас многие ненавидят Гитлера за все его действия. Я помню, что ты рассказывала об этом в письмах. Я хочу сохранить эти письма, как часть истории, надеюсь, ты не - против. Я так хочу вас снова увидеть! Почему от тебя так давно нет известий? Случилось что, не дай бог! Если сможешь, ответь,  пожалуйста, скорее.
Ваша правнучка Анна 16/274/1
 
Здравствуй, дорогой папочка!
 
           Сегодня,  наконец, от тебя получили письмо! Как мы с мамой были рады. Письмо перечитывали с мамой по очереди, наверное, сто раз. Мама сегодня с утра дома, потому что работает во вторую смену, с пяти дня и до утра. Она сейчас работает на токарном станке, вытачивает детали для боевой техники. Требуется высокая точность, поэтому мама очень устает. Я учусь хорошо, только вот сильно простыла и болела. В школе очень холодно, топят понемногу. Немцы разбомбили весь состав с углем. Вот мы с ребятами ходим на станцию и собираем уголь, а потом  на санках привозим.
         Папочка, как нам без тебя плохо. Когда закончится эта война? Да, на прошедшей неделе воришки у мамы вытащили хлебные карточки, поэтому  мы теперь до конца месяца будем жить без хлеба. Слава Богу, что у нас есть картошка и немного свеклы. Мама говорит, что ничего, как-нибудь проживем, лишь бы ты вернулся домой живой и невредимый.
Папа, как страшно мне было, когда я прочитала, как вы прорвали немецкое окружение и разбили отряд фашистов. Мы с мамой очень радовались, что ты  жив и не ранен. Мы с мамой надеемся, что наше письмо тебя найдет. Очень – очень ждем тебя дома. Крепко, крепко тебя обнимаем и целуем.
        Скорее бы закончилась эта проклятая война.
15.02.1943 г., твоя Татьяна  16/277/1
 
Здравствуй, дорогой мой прадедушка!
 
          Странно мне так тебя называть!  Ведь в нашей памяти ты и остался двадцатилетним Иваном! Многие не вернулись с той страшной Войны! Но вы воевали и отдали свои жизни не напрасно! Именно, благодаря Вам, мне посчастливилось не видеть этого страшного «пожара». Хотя то и дело в разных концах Земли мерцают зарницы войны, слышны ее отголоски.
Ведь нет страшнее события, чем Война!
         От одного этого слова, становится жутко. Война не щадит никого: ни взрослых, ни детей.
         Мне непонятно, как могут разжигать войну те взрослые мужчины, руководители государств, чьи отцы и деды защищали от фашистов свою великую Родину - Советский Союз! Плечом к плечу стояли насмерть украинцы и белорусы, грузины и осетины! Все они были, как одно целое, как один организм, израненный, обессиленный, но могучий и непобедимый.
        И чтобы не допустить войны нам потребуется не меньше мужества, чем когда- то  потребовалось вам – солдатам и офицерам Великой Отечественной Войны!
       Мы  всегда должны помнить тех, кто больше никогда не увидит солнца, не пройдет по земле. И если бы это помогло предотвратить войну, я бы каждый день поминала тех, кто отдал свои жизни за мирное небо и счастливое детство!
       Вот и в нашей семье очень трепетно относятся к памяти о тебе, дорогой Иван! Из поколения в поколение передаются твои фотографии и треугольнички фронтовых писем. Каждый год 9 мая мы возлагаем цветы на Монументе Славы, где высечено твое имя! Память о  тебе навечно останется в наших сердцах!
 С низким поклоном, твоя правнучка, Софья, 11 лет. 16/268/1
 
16/268/1 - 16/278/1: МБОУ – гимназия № 13 п. Краснообска
Новосибирского района Новосибирской области ( Антоненко Софья, 5Б; Войткевич Максим, 8Б; Бобрышев Алексей, 8Б; Потапова Анастасия, 8Б; Ощепкова Ольга, 8Б; Резвина Анастасия, 8Б; Ласаева Анна, 9А; Рахманова Кира, 11А; Недогарок Анастасия, 11А; Микишева Татьяна, 8А; Савчиц Александра, 3В класс.
 
630091, г. Новосибирск, ул.Советская, 52/2. Телефон/факс: 8 (383) 243-58-00. E-mail: ogpv@ngs.ru