Часть 9. День Победы

 Вот так сон!

   30 апреля 1945 года армия получила приказ спуститься в берлинское метро, чтобы не дать уйти отступающей армии. Метро было забито гражданскими. Мы искали немецких солдат, но их не было. Но вдруг толпа начала сильно кричать. Оказывается, Гитлер дал приказ закрыть метро и затопить его полностью. Метро в Берлине было не глубокое.
     Отряд начал вытаскивать наверх людей. Было много женщин и детей. Там и получил Николай Иванович своё серьёзное последнее ранение осколком в шею. Так для него закончилась битва за Берлин в нескольких сотнях метров от Рейхстага.
На третий день после окончания войны дедушку вывезли в Дрезден. Ряд территорий Германии, которые завоевали американцы, должны были отдать СССР, и наоборот. Камня на камне не осталось в этом древнем Дрездене. А ведь это была жемчужина мировой культуры, известная богатейшим художественным музеем, самобытной архитектурой и редкими шедеврами скульптуры.
Нас, однополчан, разместили в госпитале. Все упали на койки и погрузились в свой первый мирный сон за все те долгие дни войны. Никто не знал, сколько проспали. Очень долго. Проснулись – а войны нет. Подписан договор.  «Бери шинель, пошли домой!» Вот так сон.
       После войны дедушка окончил военное училище и длительное время служил на офицерских должностях в Советской Армии. В 1967-м он прибыл в только что созданное Новосибирское политическое училище в качестве старшего преподавателя кафедры тактики. Большинство выпускников с уважением вспоминают Николая Ивановича, его требовательность, чуткость к людям, его чувство ответственности.
        Мой прадед имеет 5 боевых орденов, 4 боевые медали. Наиболее дорогой ему – орден Славы III степени. Остальные медали юбилейные, как рассказывал дедушка, что и боевые медали давали иногда без особого разбору. Например, «За взятие Берлина» давали всем, кто вошел в Берлин,- неважно, шел ты по улицам с автоматом или на кухне чистил картошку. «За взятие Варшавы» - то же самое. «За боевые заслуги» дед получил за взятие Зееловских высот.
         Мой прадед до сих пор трудится на благо общества. Он сотрудник Центрального ботанического сада СО РАН, ведет активную общественную работу по военно-патриотическому воспитанию молодых воинов нашего военного училища и молодежи Академгородка.
          Самый главный праздник у моего дедушки до сих пор - День Победы. Он вместе с фронтовыми товарищами  мечтал об этом дне, годами находясь в постоянной готовности умереть. Думал: «Вот бы перерыв какой-нибудь, хоть на месяц…» И когда всё закончилось, это было, представляете, каким праздником! Дедушка только тогда почувствовал уверенность, что будет жить. И сейчас это ощущение не теряет своей силы.  Никогда не потеряет!
13/84/1: Волкунович Полина,
9л класс МБОУ СОШ №163 с углублённым изучением предметов ХЭЦ
Советского района г. Новосибирска
 
Мы вольный народ, таким и останемся
 
   9 мая у «Вечного огня» в нашем военном городке «Гвардейский» я снова встретила знакомую добрую бабушку. Она — живёт в нашем подъезде. Я знаю, что она — ветеран, имеет медали. И я захотела узнать её судьбу.
— Полина Ивановна, Вы встречаете День Победы, а каким для Вас был этот День, когда объявили конец войне?
— Не верилось! Ждали, ждали победу! Верили в победу! Никто не сомневался в ней, а когда узнали, что она пришла, то и верилось, и не верилось. Как во сне! Как - будто во сне, спишь и в который раз видишь мирную жизнь, а проснёшься — война! Растерянность охватила. Состояние, как говорят, раздвоенности душевной. Где реальность, не понятно.
        А потом все плакали, как будто кого-то хоронили: кто убитых своих вспоминал, кто думал, как дальше жить, ведь разруха кругом, как жить! Но на другой день уже все только о Победе и говорили. Как мы её ждали — не передать, не могу выразить словами. Ничего не жалели, лишь бы Победа! Не привыкли русские в рабстве существовать, на поклон-то ходить и прислуживать! Свобода! Мы вольный народ, таким и останемся, живота не пожалеем. И не пожалели…
13/534/1 Интервью провела Катя Кравец,
10 класс, СП «Медиа» Кировского района г. Новосибирска
 
Интервью с жительницей г. Новосибирска
Кендиной  Валентиной Николаевной
      - Помните ли Вы День Победы?
      - Очень хорошо. Мы с мамой вдвоем дома были, сестры где-то бегали, может быть, в школе еще уроки не закончились. Прибежала соседка и крикнула маме моей: «Дуня! Война закончилась!». Помню, как плакала мама – страшно, навзрыд, криком, ещё сильнее, чем, когда мы похоронку получили – отец, кадровый военный, в первые месяцы войны погиб под Ленинградом.
       А потом гуляли всем селом. Столы на улицу вытаскивали и, что у кого было – все несли на них, ничего не жалели. И плакали, и здесь же пели и плясали, и снова плакали. Мама потом говорила: «Много праздников я в своей жизни видела, но такого, как в этот день никогда больше не было, веселье с надрывом изнутри рвалось и переполняло. Мир бы обняла от благодарности, что, наконец, свершилось то, что долго все ждали, для чего жили и ради чего отдавали всё без остатка».
        Она когда по телевизору в День Победы празднование видела, всегда замечала: «Красиво, а все не так, как тогда!» Я эти же слова от многих, переживших войну слышала.
13/95/1:Рыльская Я., Иванова А., Шадрина В.В.МБОУ СОШ № 94
Ленинский район г. Новосибирска
 
 
Такая радость общая охватила всех!
 
        Галина Андреевна Котикова: «День Победы мне хорошо заполнился: у нас в селе в Убинском районе была эпидемия брюшного тифа, мы, дети, с мамой лежали в правлении колхоза, приспособленном под больницу, так как столько было больных, что мест в самой амбулатории не хватало. Болели во время войны многие, люди ослабленные были, голодали, жили в страхе постоянно.
        9 мая утром прибегает к нам старшая сестра и кричит под окном: «Мама! Мама! Война закончилась!». У нас у всех высокая температура, мы от болезни и голода совсем ослабели. Наш папа, председатель колхоза, был на фронте рядовым, мама, привыкшая к тому, что он обо всех заботился, сама во многом ему помогала. Тут мама поднимается, с трудом подходит к окну и тихо так говорит: «Наташа, повесь нашу красную шаль, как флаг! Чтобы все эту весть узнали и радовались. Повесь над сельсоветом. Папа, если бы был не на фронте, сам повесил – пусть люди радуются».
        Но шали в то время у нас уже не было, мы, когда голодали в 1943 году, сменяли её на муку — мама, больная,  об этом забыла. Такая радость общая охватила всех!
 
О том, «кто рядом славных дел украсил век свой быстротечный»
 
Василий Иванович Атопкин Василий Иванович Атопкин Семнадцатилетним пареньком в 1943-м военном году был призван Василий Иванович Атопкин на фронт. В феврале 1944 г. в составе Первого Прибалтийского, затем в марте — Третьего Прибалтийского фронтов освобождал Литву, Латвию, Эстонию. «Бои кровопролитные, беспощадные шли за освобождение каждого населённого пункта», — вспоминает старый солдат. Позднее было освобождение красавицы Варшавы, и так, пешком, пол-Европы с Первым Белорусским под командованием маршала Г. К. Жукова прошагал до Берлина. Был командиром орудия 76-миллиметровой пушки. Дважды ранен.
Апрель и начало мая 1945 г. и День победы встретил в Берлине. По окончании войны продолжал службу в Германии. И только в 1950 г. демобилизовался. А вот и награды: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны и медали, медали: две медали за отвагу, медаль за боевые заслуги, медаль за освобождение Варшавы, за победу над Германией, другие медали, и еще 15 медалей, полученных в послевоенное мирное время.
Василий Иванович Атопкин
— Василий Иванович, расскажите о войне, о её окончании, где Вы встретили День победы?
— Молодёжь обязана знать правду о войне, тогда и войн поменьше будет. Но мне о войне тяжело говорить — сердце больное. А о нашей Победе рассказывать — не пересказать! День победы я встретил в Берлине. О победе нам объявили 8 мая! Капитуляция! Капитуляция! Радость… невыразимая! Наконец конец проклятой войне! Обнимались, кричали «Ура!» Что тут было! Незнакомые солдаты, как родные обнимались, радовались, ликовали! Я расписался, оставил свою фамилию «Атопкин Вася» на Рейхстаге, удовлетворение почувствовал. Долго к этому шёл. Нам казалось тогда: самое главное свершилось— Победа. Теперь всё будет, все мечты сбудутся. Жизнь пойдет небывалая, счастливая и без войн. Всё плохое прекратится, люди изменятся, мир другим станет. Все народы на нас смотреть будут и дружить – вот как мира хотелось, так соскучились по мирной жизни и по дому, что каждому только в лучшее верилось.
 
/13/445/1: Пахоруков М., Смагин а., Измайлов Г.,
СП «Медиа» МК «Надежда» Кировского района
 
Трудными дорогами войны к светлому дню Победы
 
Данилов (третий слева во втором ряду)     И пошел я трудными дорогами войны к светлому дню 1945 года, к Победе. Освобождал Брянск, Киев, Житомир, Белоруссию, Польшу, Австрию, Чехословакию, шел через Карпаты, форсировал Вислу и остановился в 30 км от Берлина, попав после ранения в медсанбат. Вернувшись в свою часть, какое-то время был связистом. Вспоминается в связи с этим 8 мая 1945 года, когда часть заняла небольшой немецкий городок Итчин.
     К концу войны  наступали стремительно,  нередко отдельные части отставали от передовых, связь терялась, и приходилось идти на поиски людей.
     Командир части отправил меня с одним из солдат на поиски отставших людей. Шли осторожно, так не хотелось встретиться с пулей - дурой в самом конце войны!
     В километрах полутора увидели небольшую ферму, в окне домика горел свет. Мы тихо подкрались к освещенному окну и увидели в комнате человек 10 наших русских женщин, угнанных в начале войны на работу в Германию, а теперь возвращавшихся на Родину. Среди них была пожилая женщина, которая сказала нам, что еще днем слышала о завершении войны. Но мы ей не поверили, мало ли что говорят.
      Поговорив с ними  еще немного, мы продолжили поиски и буквально в километре от домика столкнулись со своими.
Возвращаясь в свою часть, слышали стрельбу, крики, но даже подумать не могли, что пришла Победа, пока командир части не подтвердил, что это так. Вот тогда-то присоединились все пришедшие к тем, кто кричал, плакал, обнимался, палил в небо.
      А через три дня полк получил приказ двигаться на выручку восставшей Праге, где окопались недобитые фашисты. Не подоспей вовремя русские – много бы погибло мирных чехов и словаков в сражении с отборными частями врагов.
Каждый день войны был трагичен. Жили в окопах. Питались, чем придётся. Иногда приезжала полевая кухня. Между боями, если была возможность, пели песни о Родине, о доме.
      Крещён я не был, но молился в окопах, верил, что Бог поможет приблизить Победу. И помог.
     С войны вернулся в мае 1949 года. Награждён медалью «За отвагу», «За побуду над Германией», юбилейными медалями.
МОУ Светлополянская СОШ Болотнинского района
 
На войне, как на войне!
 
Дмитрий Фёдорович Марченко Дмитрий Фёдорович Марченко День Победы встретил на границе Эйткунен — Кирбайтай (Германия-Литва).
 
Получилось это совершенно неожиданно.
 
7 мая 1945 года вышел из леса на дорогу, и проезжавшие мимо на велосипедах наши солдаты сказали, что война закончилась.
 
По прибытии в штаб сообщил об этом начальнику. Сначала не поверили и хотели обвинить в распространении дезинформации.
 
Но, к счастью, высшее командование подтвердило известие об окончании войны.
 
13/440-533/1:Дмитрий Чещин и Дмитрий Лихачёв,
студенты гр. 2276 НГАСУ, газета «Вести Сибстрина»
 
Гудок Победы
 
    «Тороплюсь рассказать, боюсь – не успею!»  - приговаривала, гостеприимно встречая меня, ветеран трудового фронта Анна Ивановна Семёнова.
     «Хочу попросить»,- с надеждой заговорила она: «установить какой-нибудь знак - поставить столб или положить  камень - на месте, где утром 9 мая 1945 года в Пашино на железнодорожной станции Заводская проходил митинг. Я и командиру части об этом говорила 9 мая прошлого года во время празднования Дня Победы. 9 мая в 1945-м в 8 часов утра закончилась ночная смена, усталые рабочие шли отдыхать, а другие, дневная смена, заступали на работу - люди встретились. Мне приказано было дать гудок Победы. Вместо котлов для выработки пара для производственных нужд использовали паровозы начала 20-го века, такие паровозы уже на железных дорогах не эксплуатировались, но во время войны они ещё послужили. Гудка паровоза хватало на 3 минуты. Я давала первой гудок. По замыслу через 2 минуты должен был загудеть завод № 386 (теперь это завод «Искра»). Всё гудело, …А вот кто гудел на 386 заводе, так и не знаю до сих пор! Очень хотелось бы узнать, встретиться!»
       9 мая в 1945-м году утром в котельную, где я работала, позвонили, я взяла трубку. Наш начальник котельной Журавский Иван Демьянович  мне и кричит: «Доченька, миленькая Анна Ивановна, радость-то какая! Война закончилась! На станцию сообщили из Москвы, а со станции - мне. Передай, беги, скажи всем! Тебе придется со смены задержаться. Будет  митинг! Тебе придется дать гудок!» Был у нас один парень, по брони на заводе работал, подготовил паровоз к гудку. Приказ из Москвы был ровно в 8 часов 40 минут дать первый гудок.   
      «Поскольку во всем Новосибирске обычных паровых котлов не было, разыскать их не удалось. Для котельных двух оборонных заводов, тогда было принято неординарное решение – использовать старые списанные паровозы. Три таких локомотива серии «Щ», выпущенных  ещё в 1906 году, доставили из Кузбасса и установили  в спешно построенном каркасно-засыпном бараке, к ним добавили паровоз марки «ОВ», а позднее  ещё 2 маленьких маневровых локомотива серии «6». Общий объём пара с паровозных котлов был не велик, но его хватало для обеспечения минимальных технологических потребностей основного производства и обогрева вспомогательных мастерских ( из книги С.С Букина, хранится в музее НМЗ «Искра».)
        «Наш машинист Михаил Третьяков говорит: «Аня, тебе придется давать гудок, отключимся, наберём давление, и дашь гудок». Время подходит к 8 часам 40 минутам. Я волнуюсь. Дала первый гудок. Пара хватает на 3 минуты. Через 2 минуты должен был загудеть завод 386 (НМЗ «Искра»), затем перерыв, чтобы набрать пар, и снова гудок, и так 3 раза. Всё оглашалось неистовым свистом. Люди останавливались оглушенные и испуганные! Гудела вся округа, пароходы на Оби услышали и тоже начали гудеть. Объявили митинг… «Война закончилась! Капитуляция! Победа!» Что тут сделалось! Люди плакали, обнимались, ревели как на похоронах …
        «Выжили, теперь наши вернутся»!  Люди не могли такую радость вынести! Слишком много горя пережили, нервы сдавали от долгого напряжения. Горе  выдерживали, радость - не могли. Состоялся митинг, это в районе бывшего электроцеха в/ч 53148. День объявили не рабочим. Из цехов людей отпустили. Устроили гуляние на озере (ныне зона отдыха). Молодежь вся допризывная, да те, на ком бронь была. Руководство позаботилось, чтобы гармошки были,  танцы и продукты. Какие там продукты! Какие нам танцы - от усталости и истощения с ног валились, но праздник был такой, какого я никогда в жизни больше не видела! Не было такого веселья и радости в моей жизни больше, чем в тот день, хотя на жизнь я не жалуюсь. Как- будто жить заново начали, мечтали, верили, надеялись. Мы остались живы! Выжили! Теперь только хорошее!
 
Л. Руденко, НГОО «Школа Роста»
 
Встречи в День Победы 9 мая 2009 года у Монумента Славы
 
Астахов Михаил Никонорович      Астахов Михаил Никонорович на праздновании со своей супругой и верной подругой согласились поделиться впечатлениями и ответили на короткие вопросы:
-Что для Вас связано со словом «Победа»?
-Победа— это Победа, подвиг! Другого смысла в нём нет. Чтобы вам молодым понять смысл, пройти надо то, что мы прошли. А в словах не высказать. Надо прочувствовать и увидеть самому, но я вам туда спешить не советую.
-Где Вы узнали о конце войны?
— Я встретил этот день в Берлине, мы только из Польши пришли. Объявили о капитуляции. Город разрушен, ходить опасно. Эсесовцы из окон и подвалов норовят напасть. Страшно, одно слово, логово врага. Конца войны долго ждали, сразу не верилось, что он наступил. Да и после капитуляции много наших гибло. Хуже всего, когда врага не ждёшь. Кажется, что на фронте легче было, чем в Берлинской операции. Торопились взять его, пока не опомнился. Со стороны силы не подтянул, тогда ещё труднее пришлось бы.
-Что бы Вы пожелали нам, молодым, в год молодёжи?
-Парням и девчатам желаю мира. Берегите Родину, это самое основное! Некоторые по молодости не дорожат тем, что живут в мирной стране. Понимают только, когда лихолетье застигнет. Я этого никому, ни другу, ни врагу не пожелаю. Мы воевали и верили, что раз и навсегда с войнами покончим, чего бы нам ни стоило. Дорогую цену платили, жизни отдавали. Знаете, сколько моих фронтовых товарищей пало? То-то… Я сам не пойму, как я живым остался, кругом смерть, а я «Вперёд! За Родину! За Сталина!» И так с 43-го года до Победы. Сейчас жизнь прекрасная. Только вот старость, но жизнь стала интересная. Много перемен. На 9 мая много молодёжи ходит - хорошо.
  
Тафинцев Александр Васильевич держится бодро, открыто, шутит.
-У Вас много наград. Где Вы воевали?
-Я воевал с первого и до последнего дня войны. На разных фронтах. Сначала отступали. Тяжело было местному населению в глаза смотреть, когда мы отступали и оставляли женщин и детей, города и заводы врагу! Не забыть этого: люди ждали от солдата защиты, а мы им помочь не могли, сами голодные по неделям, теряя самых смелых товарищей, шли по пыльным дорогам вглубь страны. Местное население нас с тоской провожало, но несли, кто что мог: хлеба, молока, портянки, кисеты с табаком. Часто отступали вместе с беженцами. Шли бабы с ребятишками и стариками. Умирали в дороге многие, их, порой и хоронить было некому. Это, я тебе скажу, пострашнее боя. До сей поры в дрожь кидает.
Призван я был до войны, служил на границе, смелым был, ловким. 22 июня объявили учебную тревогу, я был в разведке. Вижу, мотодивизия навстречу, в пыли не различишь, кто? Ну, раз сказали учебная тревога, то надо идти на склад, брать оружие, кому что достанется. Стоящего вооружения не было, да его и не хватало на всех. Нас было четверо друзей, мы взяли ящик с патронами, больше нам ничего не досталось. Дело было в Черновицах, расположились в саду, сидим, ждём командира. Его в это время в штаб вызвали. А бомбардировщики уже бомбят вовсю с тыла, мы же думаем, что учебная тревога, так надо. А мы были месяц, как призваны, «не обстреляны». Когда командир вернулся, говорит: «Братцы, это война!» На полуторках и трехтонках нас повезли к линии фронта. Первый бой – самый страшный. Растерялись. Потери жуткие! Как уцелел, до сих пор удивляюсь! Ночью сбились в отряд, присоединились к отступающим. Началось отступление…Утомительное…Не люблю вспоминать, хотя всё помню, ничто не забывается…, в сердце тошнота так и стоит.
-Вы встречаетесь с боевыми друзьями?
-Теперь редко, мало нас осталось, каждый год прихожу к вечному огню и узнаю, что всё меньше и меньше нас фронтовиков в живых остаётся. Мой близкий друг уже лежит, не может ходить. Из квартиры полгода не выходил. Но радует, что молодёжи каждый год приходит много. Молодые семьёй, с ребятишками на руках, дети родителей расспрашивают, а те: «Тише, это фронтовик, смотри сколько наград». А что тише? Я рад с ребятами поговорить, много рассказать могу, отвечу, если что интересует. Люблю сюда приходить, каждый год хожу. Не забывают нас, войну и погибших забывать нельзя. Память надо о каждом бойце хранить! Каждый воевал, не думал о смерти. В любую минуту могут убить, что об том думать, храбрым я был- молодой. Думали о Победе. В первые месяцы войны наград мало кому давали, хотя подвигов было не меньше. Мы хотели награды получать, завидовали, когда других представляли. Но только до получения её дожить надо. Некоторые награды уже после войны получали. Каждая награда - моя память.
13/445/1: Новосибирский авиационно-технический колледж,
ТМС 242
 
На той улице, где живёт мой прадедушка, он - последний участник событий Великой Отечественной войны
 
Супруги Пестовы на Мемориале Славы  в деревне Курундус Тогучинского района  Моему прадедушке, Пестову Вениамину Семёновичу, скоро исполнится восемьдесят пять лет. Но по силе духа и
физическим данным он выглядит намного моложе своих лет. Наверное, сказываются годы молодости, пришедшиеся на суровое время Великой Отечественной войны. Многотрудные испытания выпали тогда не только на долю моего прадедушки, но и всего советского народа.
   После войны начался другой, трудовой фронт: нужно было восстанавливать хозяйство, выращивать хлеб, кормить изголодавшийся за годы войны народ. Мой прадедушка вместе с вернувшимися с полей сражений однополчанами деревни Курундус работал на элеваторе до самого выхода на пенсию.Это я  на руках моего прадедушки
  День Победы – очень символичный праздник в жизни моего прадедушки, так как его старшая дочь  родилась в канун первой годовщины Победы – восьмого мая тысяча девятьсот сорок шестого года. Он считает, что для него это вторая Победа в жизни. А всего у моего прадедушки трое детей, шестеро внуков,  один правнук и две правнучки. Одна из этих правнучек – я, Исламова  Ира. Для меня прадедушка не только дорогой мне человек, но и образец выносливости, мужества, несгибаемой воли и человечности. Когда-нибудь я расскажу о нём своим детям, покажу к тому времени уже пожелтевшие фотографии: пусть наши потомки  тоже испытают ту гордость, которую испытываю сейчас я за стойкость простого русского солдата, который назло всему выстоял и не                      
покорился страшному и неизбежному!
          Каждый год 9 мая мой прадедушка вместе со своей семьёй и другими фронтовиками приходит к Мемориалу Славы в деревне Курундус Тогучинского района,  чтобы поклониться тем односельчанам, которые не вернулись с войны. Жители деревни очень уважают своих ветеранов за их ратный подвиг и воинский героизм. Но, к сожалению, ветеранов с каждым годом становится всё меньше. На той улице, где живёт мой прадедушка, он, рядовой, Пестов Вениамин Семёнович, -  последний участник тех замечательных и  страшных событий Великой Отечественной войны.

                                                                           

13/113/1: Исламова Ира,  7 «Б» класса МБОУ- Информационно – экономического лицея, 
член литературного клуба «Пегас» (руководитель  Кугрышева Л.Н.) 
630091, г. Новосибирск, ул.Советская, 52/2. Телефон/факс: 8 (383) 243-58-00. E-mail: ogpv@ngs.ru